Майкл Вирт напомнил об опыте Венесуэлы и Ирана, которым из-за санкций пришлось значительно сократить добычу. Он отметил, что пока России удается находить направления импорта взамен тех, к которым она лишилась доступа


                    Глава Chevron предупредил о риске снижения добычи нефти в России

Добыча нефти в России, вероятно, снизится после ухода из страны западных технологий и капитала, заявил The Wall Street Journal (WSJ) главный исполнительный директор Chevron Майкл Вирт.

«Если вы посмотрите на Иран и Венесуэлу, два других примера крупных производителей, которые подпали под санкции и были в значительной степени отрезаны от тех же самых инвестиций и технологий, [что и Россия], то их производственные мощности со временем падают», — пояснил Вирт. Он отметил, что пока Россия находит рынки сбыта нефти, несмотря на санкции.

США и некоторые другие страны ввели санкции против Венесуэлы в 2014 году из-за реакции властей на массовые протесты. С тех пор санкционные списки продолжают расширяться. Под ограничения попала, в частности, государственная нефтекомпания PDVSA. Если в 2009 году добыча нефти в Венесуэле составила 150,6 млн т, то к 2016-му она упала до 123,3 млн т, а к 2019-му — до 46,6 млн т.

В Иране в конце 1970-х добыча нефти составляла более 6 млн барр. в сутки, но из-за санкций сократилась и в 2015 году составляла около 2,8 млн барр. в сутки. В 2016-м, после заключения ядерной сделки, часть санкций были сняты, и добыча восстановилась почти до 4 млн барр. в сутки, но затем снова упала после того, как Соединенные Штаты вышли из соглашения, а Иран отказался соблюдать его условия дальше. В первом квартале 2022 года в Исламской Республике в сутки добывалось около 2,5 млн барр. в сутки.

Введенные против России ограничения затронули и энергетику, в том числе нефть. ЕС ввел санкции против крупнейших нефтяных компаний России — «Роснефти», «Газпром нефти» и «Транснефти». Брюссель также запретил поставки в страну оборудования для нефтепереработки, чтобы «сделать невозможной модернизацию российских НПЗ».

США в марте запретили импорт российских нефти и газа, а более зависимый от поставок из России Евросоюз в конце мая согласовал частичный запрет на ввоз нефти, подразумевающий постепенный отказ от нее. В Кремле еще до согласования эмбарго в ЕС говорили, что в случае такого развития событий Россия будет компенсировать «выпадающие заявки на нефть» экспортом на восток. 9 мая вице-премьер Александр Новак рассказал, что у Москвы появились новые покупатели и объем ее поставок вырос по нескольким направлениям, в том числе в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Иностранные энергетические компании после начала военных действий стали уходить из России. Британская BP объявила, что продаст свою долю в «Роснефти» и откажется от российских нефти и газа. Shell сообщила, что закроет все заправки в стране, не будет покупать российскую нефть и участвовать в проектах в России. Американская ExxonMobil в начале марта анонсировала выход из проекта «Сахалин-1», а в апреле Reuters сообщил о возможности полного ухода компании из страны к 24 июня. Chevron, как отмечает WSJ, не вела значительной деятельности в России.

Авторы
Теги