Бразильская лаборантка смерти

Бразильская лаборантка смерти

Тот, кто в Вашингтоне направлял Супрун одной из американских «смотрящих» по Украине, несомненно, является любителем исторических аналогий и явно обладает своеобразным чувством юмора. Достаточно взглянуть на более чем выразительное, скажем так, лицо пани Ульяны, чтобы в этом убедиться. Сразу же возникает ассоциация с такими ее известными предшественниками, получившими прозвище «доктор смерть», как врачи-нацисты, проводившие опыты над заключенными концлагерей: Йозеф Менгеле и Ариберт Хайм, Исии Сиро из японского «Отряда 731», отец эвтаназии Джек Кеворкян или британский серийный доктор-убийца Гарольд Шипман.

Впрочем, аналогия не совсем точна сразу по двум причинам. Украинская Менгеле доктором является только по диплому, но ее профессиональный уровень так и не позволил им поработать. В США, где требования к уровню подготовки медиков весьма жесткие, достигнутая вершина Супрун в медицине, не считая чисто административных постов в разных, далеко не лучших, клиниках, – младший клинический профессор по радиологической диагностике. В украинской и европейской медицине это соответствует лаборанту радиологической лаборатории, но никак не доктору.

Уже в этом чувствуется презрение белых хозяев к «евромайданному» бантустану. Конечно, можно было подобрать для командировки на Украину полноценного медика с украинскими корнями, но сочли, что для туземцев хватит и неликвида, не сумевшего профессионально реализоваться дома. Что напомнило старую историю с ющенковским министром юстиции гражданином США Романом Зварычем, у которого не было не только юридического, но и вообще высшего образования. Если, конечно, не считать курсы подготовки для сотрудников ЦРУ.

Так что более точно называть страшненькую миссис из штата Мичиган не доктором, а лаборанткой смерти.

Впрочем, с остальными анкетными данными у командировочной все в полном порядке. Происходит из образцовой оуновской семьи, бежавшей вместе с немецкими хозяевами, с младых лет активный член украинских националистических организаций в Америке, начиная с детского «Пласта». Во время первого майдана – организатор митингов «украинской общественности США» в поддержку Ющенко и «сбора помощи протестующим».

Вторая, уже неформальная, причина та, что по сравнению с американской лаборанткой даже «ангел смерти из Освенцима» выглядит не слишком масштабно. У Менгеле на счету были десятки тысяч жертв, что Супрун давно количественно превзошла и в недалекой перспективе запишет на свой счет еще миллионы смертей.

Внедрение бандеровки из США в украинскую власть прошло просто до чрезвычайности. Во время путча американская гражданка, при полном бездействии СБУ, – один из руководителей «медицинской службы евромайдана». Те события заслуживают более подробного рассказа, но достаточно упомянуть, что, нарушая клятву Гиппократа, супруновские «медики» вообще не оказывали помощи захваченным погромщиками раненым сотрудникам милиции. Своим же, в том числе подстреленным снайперами Пашинского, «помогали» так, чтобы увеличить необходимый для раскручивания пропагандисткой истерии список «жертв кровавого режима».

После победы путча американка с «евромайдана» становится консультантом комитета Верховной Рады по вопросам охраны здоровья и на этой должности создает законодательную основу готовящейся менгелевской «медреформы». При этом, будучи всего лишь консультантом без всяких полномочий, не говоря уже об американском гражданстве, руководила ощущающими себя неизменно хозяевами жизни нардепами. «Человек из Вашингтона» – это несравненно круче АП, выше начальства не существует.

Когда законодательная основа была подготовлена, Порошенко перевел Супрун в Минздрав для практической реализации выписанных глобальных планов. В июле 2016 года она назначается первым замминистра здравоохранения, а через две недели, после того как президент избавился от протеже Саакашвили Александра Квиташвили, становится и.о. министра и продолжает им оставаться до настоящего времени. При этом Петра Алексеевича, как и всю Раду, не смущает грубейшее нарушение закона, четко определяющего, что руководство министерством в статусе и.о. не может превышать трех месяцев.

Однако в преддверии приближающихся выборов многие депутаты просто не рискнут голосовать за назначение министром более чем одиозной американки, и все более слабеющая АП не имеет возможности их додавить. Что заставляет Порошенко воздерживаться от подачи представления в парламент, да и нынешнее положение никак не мешает и.о. полноценно добивать украинскую медицину.

Получив в свое полное распоряжение Минздрав, экс-майдановка начала действовать без малейших сантиментов, не обращая ни малейшего внимания на такую чепуху, как возмущение туземцев.

Первое, что сделала Супрун, – остановила программу госзакупок лекарственных препаратов для медучреждений и инвалидов. Как с ужасом рассказывал всемирно известный кардиохирург директор Центра сердца Борис Тодуров, у него были отложены все операции: медикаменты, поступавшие за счет бюджета и в самые трудные годы, Минздрав перестал оплачивать. Аналогичная картина была во всех украинских лечебных учреждениях: если ничего не оставалось из старых запасов, все приходилось покупать самим пациентам, но для многих это было абсолютно финансово неподъемно.

Еще более страшный удар был нанесен по десяткам тысяч инвалидов, в первую очередь по диабетикам, для которых ежедневный прием препаратов – вопрос жизни и смерти. Многие из них, больше не получая бесплатных лекарств, были обречены безжалостной рукой украинской Менгеле на мучительную смерть.

Не замедлила и.о. министра отменить и лицензирование ряда украинских и зарубежных препаратов, что автоматически означало запрет их продажи в аптеках.

В следующем году госзакупки, хотя и в значительно урезанном объеме, были возобновлены, но уже препаратов близких к Супрун фармкомпаний. Причем все препараты были намного худшего качества (инсулин, например, большинство больных вообще не могло использовать) и значительно дороже. Также заняли лекарства фармкомпаний, «откатывающих» и.о. министра, и освободившиеся места в аптеках

Одновременно министерством была закрыта государственная целевая программа «Онкология». Как цинично заявил один из замов Супрун: «Онкобольные все равно обречены».

Была полностью ликвидирована как «советский пережиток» и вакцинация, что является бомбой с часовым механизмом под здоровье нынешних детей. Дети вообще Супрун интересуют только в качестве источника дохода. Дошло до того, что единственный специализированный украинский медицинский центр по лечению тяжелобольных детей «Охматдет» переведен ею на самофинансирование.

Отдельный подарок западным фармкомпаниям состоял в том, что украинские больные сделаны бесплатными подопытными кроликами для испытания на них новых препаратов. И.о. министра был подписан приказ «О проведении клинических испытаний лекарственных препаратов», разрешивший проводить испытания на пациентах практически без ограничений. И со времени его выхода таким образом протестированы десятки препаратов. Выбора у больных все равно нет: или препарат с неизвестными побочными эффектами, или полное отсутствие лечения.

Однако главным делом для Супрун стало уничтожение самой системы здравоохранения, до последнего времени хоть плохо, но работавшей. Принцип, которым руководствуется штатовская назначенка, – под камуфляжем перехода к «страховой медицине» сделать все медицинские услуги платными.

Совершенно очевидно, что в нищей стране подавляющее большинство населения не в состоянии выплачивать страховку, обеспечивающую хотя бы минимальную медицинскую помощь. Что же касается страховых взносов, покрывающих расходы на лечение серьезных заболеваний, то они неподъемны даже для жалких остатков практически уничтоженного «евромайданом» среднего класса.

Несмотря на постоянные заверения Супрун, что ею создается «европейская» система здравоохранения, на самом деле это копия латиноамериканской, в первую очередь бразильской. Для подавляющего большинства бразильцев медицинская помощь практически недоступна, состоятельные люди пользуются частной медициной, а правящая элита лечится исключительно за границей.

И.о. министра очень старается, чтобы ничего в здравоохранении не уцелело. Уже ликвидирована система скорой помощи и заменена «парамедиками». Последние в состоянии только транспортировать пациента в больницу и не могут (да и не имеют права) оказывать никакой помощи, даже при необходимости проведения срочных реанимационных мероприятий. Тысячи опытных врачей только в результате подобного «улучшения» выброшены на улицу, но что до них заокеанской реформаторше?

Под видом перехода от многопрофильных поликлиник к «семейным врачам» сложилась ситуация, при которой население теперь не может получить от врача ничего, кроме самых общих рекомендаций. Точнее, получить медицинскую помощь можно, но или на платной основе в еще оставшихся, хотя и постоянно сокращаемых государственных медучреждениях, или в частных клиниках, чьи владельцы, разумеется, являются горячими сторонниками реформ министерши.

В украинских, даже полностью лояльных режиму, масс-медиа регулярно появляются материалы об уничтожении Супрун медицины, зашкаливающей коррупции в Минздраве, постоянных трагедиях людей, обреченных на смерть без возможности получить необходимое лечение. И несомненно, что именно Супрун является одной из наиболее ненавистных в народе фигур из числа правящей клики.

Но гражданку США ненависть жителей чужой ей страны не волнует. Бояться ей нечего при самом негативном сценарии. После отбывания вахты на Украине бывшая и.о. спокойно вернется в страну постоянного проживания тратить полученные за счет жизни людей миллионы.

Дмитрий Тесленко

Источник: ruspravda.info

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

7 − шесть =