Взрывы на заводе в Дзержинске: предыдущий был два месяца назад

Территория взрывных технологий

«Пороховая бочка» Нижегородской области — город Дзержинск, где сосредоточены химические и оборонные предприятия, в очередной раз рванула. Три взрыва на заводе ГосНИИ «Кристалл» и последующий пожар уничтожили 3 складских помещения и два цеха, повреждено административной здание. В 309 жилых домах, 55 детских садах и 32 школах выбиты стекла, местами — повреждена кровля. Человеческих жертв, по уверению МЧС и руководства завода, нет. Пострадали 44 работника предприятия, 16 из них попали в больницы: одна сотрудница находится в тяжелом состоянии, остальные — в состоянии средней тяжести. Все они получили осколочные ранения, контузию и ушибы. За помощью к медикам так же обратилось 45 горожан, которые получили порезы от вылетевших стекол. А некоторые — переломы, когда их сносило с места взрывной волной.

Взрывы на заводе в Дзержинске: предыдущий был два месяца назад

Даже в такой ситуации горожане находят повод для оптимизма: радуются, что взрывы прогремели в выходной, когда в детсадах не было детишек. Иначе страшно представить, сколько малышей пострадало бы от порезов. Большие витражные стекла выбивало вместе с рамами. Хорошо, что и школьники на каникулах, а в этот день не было экзаменов. В остальном поводов для радости маловато. «Пороховой бочкой» свой город называют сами жители Дзержинска. Сосредоточить на одной небольшой территории несколько химических предприятий, производящих в прошлом в том числе хлор и иприт, и несколько оборонных- заводов, занимающихся производством взрывчатых веществ, в том числе гексогена, пришло в голову еще советской власти. При чем лучшего места для этого не нашли, как бывший город Растяпино — так до 1929 года назывался Дзержинск. Находится весь этот конгломерат опасных производств в 40 км от Нижнего Новгорода и всего в 5 км от тракта Москва-Нижний Новгород.

Впрочем, при соблюдении технологии производства и правил безопасности крупных катастроф можно избежать. Другое дело, что ГосНИИ «Кристалл» в последнее время стал источником повышенной опасности. . Не далее как 4 апреля на заводе произошел взрыв в цеху мономеров. Причиной ЧП было вопиющее нарушение техники безопасности: при выгрузке взрывчатой смеси из смесителя часть легковоспламеняющегося порошка попало на пол, оттуда — на траву, после чего началось возгорание. Цех мономеров в результате был уничтожен полностью. Комиссия, которая расследовала ЧП, пришла к выводу, что на заводе постоянно нарушаются нормы безопасности. В связи с чем было принято решение о снятии с должности Генерального директора ГосНИИ «Кристалл». И произошло это 31 мая. За день до нового ЧП.

Судя по официальному сайту предприятия, этим гендиректором является Сергей Межерицкий, который руководил «Кристаллом» 4 года. И одной из своих заслуг он называл нестандартное кадровое решение: руководство тем самым разрушенным цехом мономеров он доверил трем женщинам, которые занимали должности начальника цеха, заместителя и главного технолога цеха…

В этот раз, по некоторым данным, взрыв произошел в цехе по производству тротила. В котором, опять же по неподтвержденной информации, в этот день занимались утилизацией боеприпасов. Во всяком случае, как сообщает местный телеканал, приехавшие после взрывов на заводе спасатели в том числе и разминировали разлетевшиеся снаряды ФАБ-500. После двух ЧП с интервалом в два месяца от передового предприятия почти ничего не осталось. А надпись на главной странице сайта завода – «Территория интеллектуальных решений взрывных технологий» – сейчас выглядит издевательски. Кстати, между первой и второй катастрофами «Кристалл» успел получить переходящее знамя «передовика производства». Случилось это в день города — 25 мая. Ровно за неделю до того, как «передовик» разнес пол-города.

В городе Дзержинске, пережившем страшную субботу ( после взрывов на заводе некие телефонные «минеры» сообщили о заложенных бомбах в ряде ТЦ, в результате чего началась массовая эвакуация людей по всему городу) в воскресенье был общегородской «субботник» – из подъездов домов, школ,детсадов, библиотеук и театра выметали разбитые стекла. Глава города Иван Носков сообщил, что уже получил гарантия от правительства Нижегородской области о выделении финансирования на устранение чрезвычайной ситуации. По его словам, ущерб его подсчитывается, но он «измеряется миллионами».

Больше всего удивления у многочисленных очевидцев произошедшего вызывает тот факт, что при таких масштабах разрушений, нет погибших. Но здесь надо принимать во внимание специфику производства и технологические меры безопасности, которые существуют на подобного рода предприятиях. Об этих особенностях «МК» рассказал

– Обычно на таких предприятиях предпринимаются очень серьезные профилактические меры, поскольку проектировщики и технологи понимают, что работы будут вестись со взрывчаткой, – рассказывает наш собеседник, пожелавший остаться неизвестным. – Взрыв, разумеется, допускается. Поэтому, разрабатываются превентивные мероприятия, направленные на локализацию взрыва и уменьшение бедствия, вызванного им.

– На таких производствах устраивают вышибные стенки или потолки. То есть, все стены здания делают прочными, а одну конструкцию — стену или крышу – облегченной. Чтобы во время взрыва все давление ушло через разрушение этой конструкции и не разнесло другие помещения.

– Да, все разделяется на штабеля, раскладывается определенными объемами, которые разносят в пространстве. Грубо говоря, чтобы не было все в одной куче. Но, поскольку существует такое понятие, как детонация, то бывает, что взрыв переходит от одного места складирования к другому. Так обычно горят склады боеприпасов. Хотя каждый склад стоит отдельно, на приличном расстоянии, каждый из них обязательно обвалован, тем не менее, происходит цепочка взрывов.

– На таких предприятиях, как правило, подавляющая часть опасных работ автоматизирована. Если идет снаряжение боеприпаса, то это обычно выполняют манипуляторы. Но существуют технологии, при которых необходима сборка или разборка некоторых элементов или снарядов руками. Тогда наибольшая опасность состоит в том, чтобы руки не оторвало. Потому что сам человек при этом находится за бронированным стеклом, а руки — на конвейере или столе. И если происходит взрыв боеприпаса, то голова и тело работника оказываются защищенными, а руки страдают в первую очередь. Это, пожалуй, наиболее частая производственная травма. Но, конечно, такое происходит не каждый день.

– Не исключено. На мой взгляд, масштабы разрушений говорят о том, что произошел какой то очень серьезный сбой, который не был предусмотрен технологией и меры против него не были разработаны.

Источник: mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

3 × 3 =