Сделка с Трампом: сложит ли Ким ядерное оружие

Сделка с Трампом: сложит ли Ким ядерное оружие

В Сингапуре состоялся исторический саммит президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына. Лидеры двух стран договорились о денуклеаризации Корейского полуострова и гарантиях безопасности Пхеньяну. Однако делать выводы рано — никаких конкретных договоренностей о сроках или механизмах так и не появилось. Эксперты сомневаются, что какой-либо практический результат по итогам этого саммита будет достигнут.

Встреча президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына, к которой было приковано внимание экспертов по всему миру, завершилась подписанием документа. Согласно ему, Северная Корея подтвердила свое стремление к денуклеаризации Корейского полуострова, а Вашингтон взял на себя обязательство работать совместно с Пхеньяном «для достижения стабильности и мира», что можно трактовать как некоторые гарантии безопасности КНДР.

По итогам саммита Дональд Трамп заявил, что планирует как можно скорее приступить к реализации достигнутых договоренностей.

«Мы согласились провести активные переговоры по реализации соглашения как можно скорее», — сказал глава Белого дома во время пресс-конференции.

Помимо этих двух пунктов, которые, судя по всему, наиболее волновали стороны, США и КНДР договорились «установить новые отношения в соответствии с желанием народов двух стран достичь мира и процветания», а Пхеньян обязался оказать содействие США в идентификации и возвращении на родину останков американских военнослужащих, взятых в плен еще во время Корейской войны, завершившейся в 1953 году.

Фоторепортаж: Как прошла историческая встреча Трампа и Ким Чен Ына

__is_photorep_included11794021: 1

Вместе с тем следует отметить, что помимо эпитетов «фантастическая» и «потрясающая», которыми президент США охарактеризовал данную встречу,

о достижении более конкретных договоренностей пока что ничего не известно.

Тема переговоров по урегулированию корейской ядерной программы стала одной из центральных на конференции «Ядерные стратегии и стратегическая стабильность» Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, которая завершила свою работу в Женеве.

Эксперты форума сошлись во мнении, что пока что рано делать далеко идущие выводы из данной встречи, поскольку документы не содержат в себе ни точных сроков, в которые Пхеньян обязуется избавиться от своего ядерного арсенала, ни конкретных механизмов действий для выполнения взятых КНДР на себя обязательств.

Ведущий эксперт Института Брукингса, в прошлом заместитель госсекретаря США в администрации Билла Клинтона Стивен Пайфер в беседе с «Газетой.Ru» сказал, что состоявшуюся встречу можно считать хорошей как минимум для Ким Чен Ына, поскольку «он получил возможность пообщаться с американским президентом».

«Очевидно, Ким получил в итоге отказ американской стороны от проведения учений на территории Южной Кореи», — сообщил Пайфер.

Вместе с тем эксперт не стал забегать вперед и добавил, что «будет ли эта встреча хорошей для американской стороны и господина Трампа, — увидим». «Ким Чен Ын взял на себя обязательства работать и двигаться по пути денуклеаризации. И вопрос заключается в том, увидим ли мы реальные шаги в этом направлении. Лично я не уверен, что мы их увидим», — подчеркнул собеседник «Газеты.Ru», напомнив, что КНДР уже ранее выходила из переговорного процесса по ядерной программе.

Торги за свободу и безопасность

При этом эксперты не склонны недооценивать важность сегодняшней встречи, которая, как утверждает экс-министр обороны США Уильям Перри, по большому счету может определить судьбу потенциального военного конфликта на Корейском полуострове. По мнению бывшего главы Пентагона, если в этой части мира начнется новая война, погибнуть могут около 10 млн человек.

«Под угрозой находятся Сеул и Токио, не говоря уже о самой Северной Корее. Кроме того, военный конфликт может задеть и Китай», — заявил Перри.

В целом, эксперты считают сам факт состоявшихся переговоров позитивным событием, однако они все же носят локальный характер, в то время как обстановка в мире изменяется достаточно быстро и становится все более напряженной.

«Только за последние полгода мы стали свидетелями повышения напряженности между Россией, Соединенными Штатами и Китаем, роста военного противостояния и соперничества в Восточной Европе, на Ближнем Востоке, в западной части Тихого океана и в Арктике», — подчеркнул президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор.

Возвращаясь к КНДР, следует отметить, что кризис вокруг Северной Кореи назревал десятилетиями. Еще в первой половине 1990-х годов Пхеньян заявил о начале производства плутония. Тогда же США ввели санкции против режима Ким Чен Ира, в ответ на что КНДР пригрозила «утопить Сеул в море огня», вспоминает Уильям Перри — именно он возглавлял Пентагон в тот период. «Следует понимать, что КНДР вполне может перейти к действиям с целью реализовать свои угрозы», — подчеркивает он.

Сейчас ситуация принципиально иная, хотя угрозы со стороны Ким Чен Ына все те же. Отличает нынешнее положение то, что у Пхеньяна уже есть ядерное оружие и оно прошло ряд испытаний.

И если в 1990-е годы президент США Билл Клинтон решил эту проблему достаточно быстро, отправив в Сеул 20 тыс. американских военнослужащих, то в настоящее время эскалация конфликта через увеличение воинского контингента на Корейском полуострове может привести к непредсказуемым последствиям.

Плюс ко всему даже тогда — в период обострения отношений — Клинтон не отказывался от переговоров с оппонентом. Практически до конца 1990-х годов Вашингтон готовил сделку с режимом Ким Ир Сена, а после Ким Чен Ира, в рамках которой предусматривалось формальное окончание войны и дипломатическое признание КНДР. В целом, это более чем устраивало Северную Корею, поскольку на всем протяжении своего существования режим испытывал опасения, что его попытаются свергнуть внешние силы.

То есть Пхеньян не впервые проявляет готовность к заключению некоторого соглашения, что указывает на эффективность дипломатии силы и принуждения для решения данной конкретной задачи, уверены специалисты. К слову, Россия также поддерживает санкционный режим против КНДР с целью обуздания ее ядерной программы.

Правда, тогда — в конце 1990-х годов — сделка сорвалась. К власти в США пришел Джордж Буш-младший, и переговорный процесс сошел на нет, и вместо него Вашингтон усилил экономическое давления.

«Вместе с тем вся история развития корейского кризиса указывает на то, что КНДР шла по пути производства ядерного оружия с целью сохранить собственный режим. Второй урок — несмотря на все угрозы, Пхеньян все же стремится к нормализации отношений. Кроме того, руководство КНДР нельзя считать сумасшедшими людьми — они достаточно рациональны в своих действиях в целях сохранения режима.

Также надо понимать, что руководство КНДР ценит экономические стимулы и готово торговаться. Однако это не значит, что они продадутся за экономические преимущества», — сказал экс-министр обороны США Уильям Перри.

Нужно учитывать, что КНДР не откажется от ядерного оружия, пока не будет полностью уверена в собственной безопасности, поэтому воспринимать денуклеаризацию Корейского полуострова, которая стала краеугольным камнем во внешней политике США по отношению к КНДР, следует воспринимать как процесс, а не как событие.

Также эксперты полагают, что переговоры между Трампом и Кимом являются только частью этого процесса — куда более важным станет продолжение переговоров между Северной и Южной Кореями, поскольку именно им предстоит договариваться о рамках конфигурации стабильного сосуществования двух государств.

Сделка, еще сделка

Кроме того, нельзя рассматривать деятельность США по прекращению ядерной программы КНДР в отрыве от позиции Вашингтона по другим направлениям политики ядерного сдерживания.

«Режимы контроля над ядерными вооружениями продолжают деградировать. Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) находится под угрозой, поскольку Россия и Соединенные Штаты не в состоянии устранить взаимные претензии», — подчеркивает Президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор.

Пауза в обсуждении вопросов стратегических вооружений между Вашингтоном и Москвой затянулась. Эксперт отмечает, что перспективы нового договора двух стран отсутствуют, а продление договора СНВ-3, срок действия которого истекает уже в 2021 году, серьезно не обсуждается.

Помимо очевидных рисков возобновления гонки вооружений между Россией и США, а также неурегулированности процесса денуклеаризации Северной Кореи,

значимой проблемой остается неясная судьба Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по разрешению проблемы вокруг ядерной программы Тегерана, или проще — иранской ядерной сделки.

Именно ситуация вокруг Ирана становится одним из основных факторов, вызывающих турбулентность в отношениях не только на Ближнем Востоке, но даже между европейскими членами «сделки» и США.

И вопрос здесь не столько в экономическом интересе стран Запада, сколько в том, что если ядерная сделка будет сорвана, Иран сможет приступить к созданию ядерного заряда, который будет готов уже через год-два, уверены специалисты.

Современные проблемы в международной политике вызваны тем, что на уровне концепций из лексикона государственного уровня практически ушло понятие «стратегической стабильности», уверен академик РАН Роальд Сагдеев. «Сейчас ключевым понятием является «ядерный паритет», а не «стратегическая стабильность», — сетует эксперт.

Таким образом, концепция «ядерного паритета» вступает в противоречие с понятием «ядерной стабильности». Развитие ядерных программ третьих стран (кроме России и США) является побочным эффектом попыток установить паритет и обезопасить собственные режимы от внешнего вмешательства. Даже в момент заключения соглашения с Ираном специалисты понимали его некоторые изъяны. Однако, полагают эксперты, это был лучший вариант из всех возможных, поскольку ставил под международный контроль действия Тегерана в этом направлении.

Источник: gazeta.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

девять − семь =