Риски расширенного толкования: в Думе обсудили закон о фейках

Риски расширенного толкования: в Думе обсудили закон о фейках

В понедельник в Госдуме прошло расширенное заседание думского комитета по информационной политике. На нем обсуждались инициативы сенатора Андрея Клишаса о наказании за фейковые новости и оскорбление государственных символов в интернете. Неожиданно они вызвали критику со стороны не только экспертного сообщества, но и представителей Генпрокураторы и Минкомсвязи.

На площадке думского комитета по информационной политике состоялось обсуждение законопроекта о наказании за фейковые новости и оскорбление государственных символов в интернете.

Внесенные еще в конце прошлого года инициативы, по информации «Газеты.Ru», концептуально пользуются поддержкой Кремля. Поэтому особенно критики в их отношении никто не ожидал.

Однако состоявшееся обсуждение вышло бурным, если не сказать скандальным.

Авторы инициативы предложили ввести административную ответственность за распространение в интернете заведомо недостоверной информации, а также за оскорбление символов государства. Если законопроект будет принят, Генпрокуратура сможет требовать досудебную блокировку ресурсов, нарушающих эти нормы.

Особенно символичным заседание делало то, что он оно фактически состоялось на следующий день после Дня российской печати. Вечером в понедельник журналистов приглашали на прием в Госдуме по случаю их профессионального праздника, а утром в том же здании обсуждались инициативы, которые могут дать еще несколько оснований для досудебной блокировки их ресурсов.

Вначале выступали сами авторы инициативы — сенатор Андрей Клишас и депутат Госдумы Дмитрий Вяткин. В последнее время на них обрушилось много критики со стороны общественности, в итоге парламентарии отмалчиваться не стали.

Представитель Совфеда долго и монотонно рассказывал, что в западных странах есть похожие инициативы с гораздо более суровым наказанием. В ход пошла апелляция к Германии, Австрии, Франции и Италии. Если верить сенатору, в последней за оскорбление президента можно получить срок от одного до пяти лет.

«Очень проста формулировка, очень краткая. Можем поправить наше предложение», — прокомментировал сенатор.

Его ответ критикам явно намекал, что лучше согласиться на текущее предложение, иначе он продумает варианты ужесточения собственной инициативы.

Дмитрий Вяткин все-таки был более мягок. В его речи звучали слова об «отставании законодательства от научно-технического прогресса», и апелляции к историческому опыту. Например, ответственность за хулиганство, к которому относится и нецензурная брань, была известна не только в советское, но и царское время.

«Информация в интернете имеет свойство распространяться быстро для неограниченного круга лиц», — также защищал он законопроект о фейках.

Кстати, Клишас в своем выступлении тоже обращался к абстракциям. Например, сенатор, ссылаясь на социологию, заявил, что если граждане поверят в выдуманное событие, то его последствия могут быть вполне реальными.

После парламентариев выступал представитель Института развития интернета Виктор Ливанов, который дал экскурс в фейки последних лет. Он напомнил о катастрофе на японской АЭС Фукусима-1. Тогда жителям Сахалина говорили, что радиация может дойти и до них. Вспоминались случаи, когда в СМИ распространялась неверная информация о преступнике, как в случае с питерским терактом. Тогда в интернете говорили, что в причастности к трагедии подозревается мусульманин Андрей Никитин, который, как выяснилось позже, оказался невиновен.

Всего Ливанов подобрал около 16 случаев с фейками.

Кроме того, в дискуссии вспоминалась и сообщения, утверждающие, что взрыв жилого дома в Магнитогорске был следствием теракта. Однако каких-то выводов из всех случаев в ИРИ предпочли не делать.

Наконец, речь дошла до представителя Минкомсвязи. Директор департамента госполитики в области СМИ Екатерина Ларина резко раскритиковала законопроект. Позже глава думского комитета по информационной политике Леонид Левин даже акцентировал внимание, что это еще не официальный отзыв правительства. Впрочем, сама Ларина уверяет, что ее отзыв учитывает позицию других «соисполнителей», в том числе Роскомнадзора и Минюста.

«Законотворческие инициативы, в том числе европейские, которые еще недавно казались нам оплотом демократии, не стоит так копировать даже в облегченном варианте», — сразу прыгнула с места в карьер Ларина. По ее словам,

многие из аналогичных инициатив на Западе как раз имеют своей целью борьбу с российской информационной политикой, в частности с RT.

Представитель Минкомсвязи считает, что инициативы подобные законопроекту об ответственности за фейковые новости может снова привести к эпохе «монополии на информацию».

Ларина также отметила, что в тексте законопроектов есть много неясных формулировок. В частности, непонятно, как доказать «заведомость недостоверной информации». Кроме того, по ее словам, сложно представить, чтобы российские СМИ вообще стремились к публикации откровенных фейков.

«Нас даже в условиях советского времени на кафедре партийно-советской печати, только она и была, учили, что с фактами надо обращаться аккуратно», — продолжала защищать медиа Ларина. По ее мнению,

инициатива несет риски «расширенного толкования».

Говоря о примере с Никитиным, представитель министерства напомнила, что информация о его причастности к теракту подвигла молодого человека самому прийти в полицию, а также напомнила, что информация о нем шла как раз от правоохранительных органов.

Переходя к инициативе, связанной с оскорблением государственных символов, Екатерина Ларина отметила, что в кодексе об административных нарушениях уже есть состав «мелкое хулиганство», и при подготовке законопроекта не была проанализирована возможность применения «действующего инструментария».

Если же встает необходимость блокировки ресурсов, то ее нужно осуществлять все-таки в судебном порядке, а не как предлагают авторы инициативы, добавила Ларина.

Эстафету критики творчества парламентариев приняла представитель Генпрокуратуры Екатерина Артамонова. Вначале она осторожно сказала, что

сама концепция законопроектов «заслуживает внимания и поддерживается» Генпрокуратурой, но детальный анализ не позволяет ведомству поддержать их в «представленной редакции».

Так, по ее словам, некоторые идеи были созвучны выводам Генпрокуратуры, когда они анализировали практику по проверке материалов, которые содержат оскорбления в адрес государственных символов. Итогом стали предложения допустить возможность досудебной блокировки подобной информации. «Как видите это предложение созвучно с концепцией одного из рассматриваемого законопроекта», — отметила представитель силовиков.

Однако инициативу Клишаса правоохранители не хотят поддерживать из-за «оценочных формулировок», которые содержатся в ее тексте. Артамонова посоветовала более взвешенно подойти к доработке законопроекта, чтобы соблюсти баланс между конституционными правами граждан и недопущением распространения подобной информации.

Замглавы Роскомнадзора Вадим Субботин в свою очередь заявил, что законопроекты стоит провести через общественное обсуждение, так как ряд формулировок необходимо упростить.

Клишас порывался выступить еще сразу после Лариной. Было видно, что критика задела его за живое. Поэтому, дождавшись конца выступления представителя РКМ, он обрушился с ответным словом.

В начале он язвительно прокомментировал слова представителя Минкомсвязи о том, что аналогичные законопроекты принимались для противодействия RT. По его словам, он сам перечислял старые законы, которые не могли появиться для этой цели.

«Это регулирование появилось не вчера», — жестко отрезал разозленный сенатор. После этого он и вовсе пошел на прямую атаку правительства.

«Если бы Министерство цифрового развития, как и другие ведомства, собственно говоря, своевременно принимали подзаконные акты к законам, которые принимает парламент, таких проблем бы не было!», — бушевал законодатель.

Генпрокуратуре он ответил спокойней, но также несколько обиженно заявил, что общие подходы с коллегами из этого ведомства он согласовывал. После этого сенатор заявил о необходимости удалиться с собственного мероприятия и не стал слушать остальных выступающих. Вскоре заседание покинул и Вяткин.

Среди присутствующих экспертов, представителей СМИ и СПЧ также не нашлось готовых однозначно поддержать инициативы.

В частности, речь шла о том, что лучшим способом борьбы с фейками была бы своевременная и точная информация от властей, а не подобные инициативы.

Выступающий по итогам заседания Леонид Левин в свою очередь отметил, что пока государство не делает конкретных шагов в сторону того, чтобы наказать распространителей фейков, хотя речь об этом шла по итогам той же трагедии в Кемерово, когда в интернете появились завышенные данные о жертвах. Парламентарий заявил, что эту проблему надо также обсудить.

Что касается законопроектов Клишаса и Вяткина, то, по его словам, ключевым фактором здесь будет итоговый отзыв правительства. Позже в разговоре с «Газетой.Ru» Левин допустил, что отзыв может и отличаться от позиции, изложенной в понедельник Лариной.

Источник: gazeta.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

три + 4 =