Путина на съезде РСПП попытались оградить от опасных записок

Публично бизнесмены не отважились поднять тему ареста Калви

Капитаны российского бизнеса не отважились публично обсудить с Владимиром Путиным дело Baring Vostok и Майкла Калви, которое негативно повлияло на деловой климат в стране. Вместо разговора о том, что на самом деле тревожит предпринимателей, президент получил от участников съезда РСПП записку с просьбой о личной встрече и признания в любви.

Путина на съезде РСПП попытались оградить от опасных записок

фото: kremlin.ru

Министры экономического блока, которым по традиции довелось выступать на разогреве у президента, были в своём репертуаре.

Сначала первый вице-премьер Антон Силуанов, а следом Дмитрий Козак и Максим Орешкин долго перечисляли все, что государство делает для бизнеса. Они дружно расхваливали макроэкономическую и финансовую политику родного правительства и так же дружно недоумевали, как в таких тепличных условиях, можно продолжать смотреть в сторону Запада.

“Ну сколько можно держать там свои деньги? – возмущался Силуанов, – Надо уже перетаскивать их в Россию, все для этого создано. Нулевая ставка налога на дивиденды, на доход от реализации ценных бумаг.. Где еще вы такие условия найдете?”

По словам главы Минфина, в России можно получить доходность, которая и не снилась западным рынкам. А какие возможности открываются перед бизнесом в связи с реализацией нацпроектов!

Однако аудитория реагировала на эти призывы без особого энтузиазма. Как показал опрос РСПП, большинство предпринимателей уверены, что государство при реализации нацпроектов будет относится к бизнесу как к своему кошельку, а на равноправное партнерство рассчитывают только 12% опрошенных. “Это поразительно, – прокомментировал бизнес-омбудсмен Борис Титов – Пока этот ответ не соберет хотя бы 50%, эффективной работы не получится”.

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин также посчитал своим долгом остудить горячие головы коллег. По его словам, ситуация в экономике пока выглядит отнюдь не так радужно, как обрисовали чиновники.

За два первых месяца промышленность выросла меньше, чем год назад, сократился объем розничной торговли, продолжают падать доходы населения. А вот бегство капиталов, наоборот, ускорилось: $18,6 млрд за январь-февраль, что в два раза превышает показатели прошлого, также не самого успешного года. (В 2018-м из страны вывезли $ 67 млрд, что в свою очередь в 2,7 раза больше, чем в 2017-ом).

Между тем форточка возможностей для реформ, предупредил Кудрин, сужается. Один год уже полностью съеден. А в 2020-м начнется подготовка к парламентским выборам и новый избирательный цикл – не самое лучшее время для преобразований.

У правительства на сегодняшний день нет планов по достижению 9 национальных целей (снижение уровня бедности, увеличения продолжительности жизни, выход на темпы роста выше среднемировых и т.д.), которые были обозначены в майских указах, хотя по статусу они выше нацпроектов.

Примечательно, что, помимо стандартной критики кабмина, выступление главы Счетной палаты на этот раз содержало завуалированные претензии и к самому Владимиру Путину. В частности, к числу сомнительных инфраструктурных инвестиций оратор отнес один из любимых проектов президента – мост на остров Русский, который ведет туда, где “нет бизнеса и нет производств”.

А, говоря о продолжающемся засилье государства в экономике, Кудрин посетовал, что обещания, данные на самом высоком уровне, по-прежнему не выполняются. “Президент год назад сказал, что долю нужно снижать, но пока это отложено”, – сказал он.

В отличие от Кремля, который продолжает настаивать, что санкции – это не наше дело, глава Счетной палаты высказался за переговоры с Западом на предмет смягчения санкционного давления и снижения политических разногласий. В противном случае России сложно будет рассчитывать на улучшение инвестиционного климата, которое необходимо для успешной реализации нацпроектов, считает он.

Впрочем, для самих предпринимателей санкции, как выяснилось, не так страшны, как постоянная угроза уголовного преследования со стороны правоохранительных органов.

“69% опрошенных считают бизнес в России небезопасным”, – поделился результатами собственного исследования Борис Титов. По его словам, даже, если правительство предпринимает какие-то позитивные шаги, говорить о качественном улучшении делового климата не приходится, пока сохраняется опасность уголовного преследования.

“К сожалению, рейтинг Doing business (в котором позиции России растут – «МК») не учитывает этого фактора”, – сказал Титов. Бизнес-омбудсмен отдельно остановился на деле Майкла Калви, подчеркнув, что он, конечно же, не должен находиться в СИЗО.

– А остальные четверо? – уточнил Шохин.

По словам Титова, он пока не готов комментировать дело Калви и Baring Vostok по существу, но процедура явно нарушена в отношении всех фигурантов: “108 статья УПК должна защищать от попадания за решетку”.

Глава правления Ассоциации европейского бизнеса Йохан Вандерплаетсе высказал мнение, что дело Калви приведет к дальнейшему снижению прямых иностранных инвестиций в РФ, уровень которых и так опустился до рекордно низкого.

“На родине меня теперь спрашивают, а не боюсь ли я тоже оказаться за решеткой?” – рассказал предприниматель.

“Нахождение в СИЗО, тем более без решения суда – неправильная вещь. В отношении Калви эта мера, конечно, чрезмерна”, – поддержал коллег банкир Андрей Костин, отметив, что обстоятельства дела “не понятны бизнесу и не до конца транспарентны, а поэтому негативно влияют на рынок”.

Создавалось ощущение, что разговор о Калви непременно продолжится уже в присутствии президента, который еще ни разу публично не высказывался на эту резонансную тему. Но увы.

После приезда главы государства в выступлениях участников съездах не осталось даже намека на критику, а сам Владимир Путин фактически повторил те же призывы, с которыми обращался к бизнесу на предновогодней встрече 26 декабря 2018 года.

“Рассчитываю на наше самое тесное и результативное партнерство при реализации нацпроектов. Мы видим стремление ведущих российских компаний инвестировать в программы развития страны и содержательно участвовать в реализации национальной повестки”, – подчеркнул ВВП, отметив, что по заявкам предпринимателей уже подготовлено 250 инвестиционных проектов на 12 трлн руб. “Речь идет о капиталовложениях в сфере промышленности, высоких технологий, транспорта и туризма”, – уточнил он.

После того, как снова обсудили проблематику, связанную с отказом от долевого строительства (ранее этот вопрос подробно рассматривался на заседании президиума Госсовета в Казани) и экологические платежи, глава РСПП предложил свернуть работу съезда, не читая записки, переданные президенту из зала.

“Александр Николаевич, а вы не сильно рассердитесь, если я все-таки записки посмотрю? – прервал его Владимир Путин, – Тем более, что их не много, а всего одна.” Шохин почему-то напрягся. Но, как оказалось, совершенно напрасно.

Записка оказалась не о Калви. И даже не о тех проблемах, которые обсуждали с утра. “Здесь конкретная просьба о встрече”, – разочаровано сказал Путин, небрежно складывая послание. “Так тут весь зал хотел бы лично встретиться”, – с облегчением пошутил Шохин.

Впрочем, на этом сюрпризы не закончились. Когда Путин поднялся с места, кое- кто в аудитории больше не мог сдержать своих чувств. “Вы лучший президент России! Мы вас любим!” – кричал женский голос с задних рядов.

А еще говорят, что бизнес не терпит сантиментов.

Продолжение темы: «Бизнесмены подняли тему Майкла Калви на закрытой встрече с Путиным»

Источник: mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

15 − два =