Пхеньян повышает ставки: чем ответит Трамп

Пхеньян повышает ставки: чем ответит Трамп

Саммит Северной и Южной Кореи на высоком уровне, намеченный на 16 мая, не состоялся — Пхеньян отказался проводить встречу из-за начала в Республике Корея совместных военных учений с США. Более того, КНДР пригрозила Вашингтону отменить и запланированную на 12 июня встречу Ким Чен Ына с Дональдом Трампом.

КНДР отменила переговоры на высоком уровне с Южной Кореей, запланированные на 16 мая. Причиной стало начало совместных южнокорейско-американских военных учений «Max Thunder», которые северокорейские власти охарактеризовали как «преднамеренную военную провокацию», нарушающую договоренности, достигнутые в ходе межкорейского саммита 27 апреля.

Согласно заявлению северокорейских властей, США и Республика Корея задействовали порядка 100 единиц воздушной боевой техники, чтобы отработать «упреждающий авиаудар» по территории КНДР. В Пентагоне при этом уверяют, что на учениях «Max Thunder» отрабатываются исключительно оборонительные сценарии.

Об отказе проводить намеченную встречу с южнокорейской делегацией объявил первый замглавы северокорейского МИДа Ким Ге Гван. Он предупредил, что Пхеньян может отказаться и от проведения саммита с США, если администрация президента Дональда Трампа «требует отказаться от ядерного оружия в одностороннем порядке».

«Южнокорейские власти и Соединенные Штаты запустили масштабные совместные военные учения против нашей Республики прежде, чем успели высохнуть чернила на декларации, подписанной в ходе исторического межкорейского саммита», — говорится в официальном заявлении Пхеньяна.

«Нашей доброй воле есть предел», — предупредил Ким Ге Гван, добавив, что руководство КНДР будет пристально наблюдать за реакцией со стороны американских и южнокорейских властей.

Газета The Washington Post отмечает, что угрозы КНДР отменить встречу Ким Чен Ына с американским лидером «укладываются в устоявшуюся модель поведения Пхеньяна: повышать ставки на переговорах, угрожая выйти из них, если не все будет так, как они хотят».

Как ни странно, Трамп, вопреки обыкновению, не отреагировал на эти заявления Пхеньяна в своем твиттере. В госдепе же отметили, что ранее южнокорейские представители передали Вашингтону, что Пхеньян принял проведение учений.

«Мы ознакомились с южнокорейским пресс-релизом. Соединенные Штаты будут следить за самостоятельными заявлениями Северной Кореи и продолжат тесную координацию со своими союзниками», — сказала официальный представитель Белого дома Сара Сандерс.

Быть ли встрече?

Как отмечает бывший чрезвычайный и полномочный посол РФ в Республике Корея Георгий Кунадзе, Пхеньян всегда крайне негативно реагировал на традиционные ежегодные американо-южнокрейские учения. Отчасти это связано с принципом: по мнению КНДР, в этих учениях отрабатываются сценарии нападения на Северную Корею, и считать их дружественным шагом никак нельзя.

Кроме того, каждый раз, когда проходят такие учения на юге, северокорейцы приводят свои войска в состояние повышенной готовности, растрачивая на это свои ценные ресурсы.

Стоит отметить и тот факт, что изначально проходящие сейчас учения планировались на начало года. Однако в связи с участием северокорейской делегации в Олимпийских играх в Пхенчхане, Сеул уговорил Вашингтон отложить проведение военных маневров. По словам Кунадзе, в данном конкретном случае совершенно очевидно, что в Северной Корее в свете прошедшей недавно межкорейской встречи на высшем уровне и в предверии саммита США — КНДР надеялись, что в этом году учения проводиться не будут вовсе.

Однако любопытно то, что Вашингтон не давал Пхеньяну каких-либо обещаний относительно американо-южнокорейских учений.

Более того, Майк Помпео, еще будучи директором ЦРУ, отвечая на вопрос журналистов, какие предварительные условия выдвигает Вашингтон для встречи лидеров двух стран, говорил: «Ким Чен Ын должен позволить нашим вооруженным силам продолжать проводить необходимые военные учения на Корейском полуострове».

С другой стороны, говорить о том, что Вашингтон обманул доверие Пхеньяна — не до конца правильно, отмечает эксперт. «Северные корейцы не доверяют никому: ни американцам, ни южным корейцам, ни нам, никому. Поэтому говорить о том, что какое-то доверие Пхеньяна может быть подорвано, неуместно — этого доверия никогда не было. Северные корейцы иногда изображают сумасшедших, но они очень хладнокровные расчетливые люди», — рассуждает эксперт.

В связи с этим, экс-посол уверен: нынешние учения никак не повлияют на проведение встречи Ким Чен Ына и Трампа. «Все-таки северные корейцы достаточно давно надеялись на такую встречу. Для них она помимо практического значения имеет также и символическое: впервые президент США будет встречаться с главой КНДР.

Для Пхеньяна, который всегда к этой встрече стремился, это большая победа. Поэтому встреча в Сингапуре пройдет по расписанию», — отмечает Кунадзе.

«Другой вопрос заключается в том, что сами эти переговоры, я боюсь, не будут особо успешными. Просто потому что договариваться по большому счету не о чем. И все это понимают», — резюмирует эксперт.

США не изменят свое поведение

Заявления северокорейского МИДа совершенно естественны и прогнозируемы, считает заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов.

«КНДР пошла на очень серьезные предварительные уступки, отказавшись от обогащения урана, закрыв ядерный полигон и принципе согласившись говорить о денуклеаризации, отказавшись от дальнейших тестов ядерного оружия, ракетных испытаний и так далее, — отмечает эксперт. — Сейчас же выясняется, что Северная Корея заморозила свои испытания, а США свои учения — нет. Другой реакции со стороны КНДР ожидать было сложно».

По словам Дмитрия Суслова, угрозы Пхеньяна вряд ли отразятся на позиции Вашингтона по северокорейскому вопросу.

«Администрация Трампа системно представляет достигнутый прогресс в северокорейском вопросе как результат ведения диалога с позиции силы. Особенно это сомнительно после прихода на ключевые внешнеполитические должности таких людей, как Джон Болтон.

Какие-либо уступки Пхеньяну обрушили бы всю внешнеполитическую аргументацию и идеологию и разрушили бы стереотип успешности политики Трампа», — говорит эксперт.

Американист также сомневается в том, что встреча Трампа и Кима может быть отменена. «Срыв этого саммита станет серьезным ударом по Северной Корее и лишит ее тех чрезвычайно позитивных и успешных достижений, которых КНДР уже достигла на данный момент», — говорит Дмитрий Суслов.

Судьба урегулирования

27 апреля в деревне Пханмунджом в демилитаризованной зоне состоялся эпохальный саммит главы КНДР Ким Чен Ына и президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина. Ким стал первым северокорейским лидером, ступившим на территорию Южной Кореи.

По итогам встречи глав КНДР и Республики Корея была принята резолюция, в которой обозначены весьма амбициозные цели. Оговоренные лидерами обеих Корей инициативы касались, в частности, подписания в течение года мирного договора, денуклеаризации Корейского полуострова, а также поддержания регулярных контактов на высшем и высоком уровне.

Между тем мирный договор между Северной и Южной Кореями, о котором так много говорят, юридически очень сложно заключить. На правовой аспект обращают внимание и эксперты-корееведы в беседе с «Газетой.Ru».

Республика Корея и КНДР не признают друг друга как государства. По конституции, каждая страна считает себя единственно законной на всем Корейском полуострове.

«Намерение [о заключении мирного договора между КНДР и Республикой Кореей. –- «Газета.Ru»] похвально, но как его реализовать? Возможно, как раз корейцы Севера и Юга будут разговаривать о том, каким образом можно заключить договоренности о мире и прекращении войны в рамках правового поля», — предполагает российский дипломат и востоковед Георгий Толорая.

Старший научный сотрудник Центра корееведения РАН Константин Асмолов, в свою очередь, отметил, что Мун Чжэ Ин и Ким Чен Ын не были морально готовы разговаривать про мир на уровне межкорейского саммита, и перенесли это на потом. «После этого Мун Чжэ Ин уже начал отказываться от нескольких формулировок и заявлять: сначала полная денуклеаризация, а потом мирный договор», — говорит эксперт.

При этом Асмолов подчеркивает, что главный вопрос в рамках предполагаемого мирного договора — это вопрос о гарантиях. «Это не Север обманывает США 25 лет. Это у американцев и южнокорейцев есть привычка внезапно менять условия сделки», — подчеркнул он.

Источник: gazeta.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

19 − семь =