«Не сломается»: Германия не сдаст Иран Америке

«Не сломается»: Германия не сдаст Иран Америке

Sergei Karpukhin/Yves Herman/Reuters

Глава МИД Германии Хайко Маас и госсекретарь США Майк Помпео

Глава МИД Германии Хайко Маас после заявлений госсекретаря США Майка Помпео об условиях, при которых США будут готовы обсуждать новую сделку с Ираном, в срочном порядке отправился в Вашингтон. «Газета.Ru» рассказывает, чего ждать от встречи представителей двух стран, не готовых идти на уступки.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас в среду прибывает в Вашингтон, чтобы обсудить с госсекретарем США Майком Помпео опасность отказа от ядерного соглашения с Ираном. Об этом он заявил еще 21 мая на пресс-конференции по итогам саммита G20 в Аргентине.

«Прямо отсюда я действительно полечу в Вашингтон, чтобы встретиться с секретарем Помпео. Я воспользуюсь возможностью поговорить с ним напрямую об этом», — пообещал глава немецкой дипломатии.

По его словам, Германия планирует продолжать действовать в рамках ядерного соглашения с Ираном. «Без соглашения с Ираном мы можем столкнуться с риском того, что Тегеран вновь начнет ядерную программу, что идет вразрез с интересами всей Европы», — сказал Маас.

«Германия не сломается. США говорят не дипломатическим языком, а у Берлина есть четкая позиция по иранскому вопросу»,

— отмечает руководитель Центра германских исследований института Европы РАН Владислав Белов.

Желание главы МИД Германии лично встретится со своим американским коллегой напрямую связано с недавним заявлением последнего, в котором были выдвинуты требования к Тегерану.

12 требований Вашингтона

Как отмечает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер, в заявлении Помпео о том, когда и при каких условиях США готовы нормализовать отношения с Ираном, интересы третьих стран, таких как Германия, вообще не учитываются.

21 мая Помпео выдвинул Тегерану 12 требований, при соблюдении которых США будут готовы снова вести диалог с Ираном. По словам Помпео, в первую очередь Иран должен раскрыть свою программу для экспертов МАГАТЭ и предоставить им «неограниченный доступ на места ядерных разработок».

Также Тегеран обязан прекратить обогащение урана. Кроме того, Вашингтон требует от иранских властей «навсегда отказаться» от переработки плутония и закрыть тяжеловодный ядерный реактор.

По сути, чтобы американские санкции были сняты, Иран должен отказаться от программы мирного атома.

Но и это еще не все. США требуют от Ирана полного и безоговорочного отказа от производства и распространения баллистических ракет. Вашингтон также настаивает, чтобы Тегеран отказался от «некоторых действий на Ближнем Востоке, которые угрожают США и их союзникам».

Есть в списке и пункты политического характера: Вашингтон требует отпустить «всех задержанных американских граждан», а также граждан государств-союзников США. Помимо этого, Ирану придется прекратить всякую поддержку действующих на Ближнем Востоке вооруженных группировок. Помпео назвал в их числе такие формирования, как «Хезболла», «ХАМАС», запрещенный в России «Талибан». Тегеран также должен перестать укрывать полевых командиров «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ — «Газета.Ru»). Отдельным пунктом в списке, оглашенном Помпео, числится «вывод всех сил» Ирана из Сирии. И последнее — прекращение любых угроз в адрес главных американских союзников в регионе: Израиля, ОАЭ и Саудовской Аравии.

«Мы приняли к сведению американскую позицию», — прокомментировал речь госсекретаря Хайко Маас, отмечая, что позиция Вашингтона для Берлина «не стала сюрпризом».

«Для нас ситуация не изменилась. ЕС на саммите в Софии подал единый сигнал о том, что мы хотим сохранить соглашение по Ирану», — отмечал Маас.

Все упирается в экономику

Владислав Белов отмечает, что позиция Берлина по иранской сделке обусловлена как соображениями международной безопасности, так и экономическими интересами немецких компаний, которые активно участвуют в модернизации иранской экономики.

«Это далеко ориентированное сотрудничество. Если сделка сохранится, если выход США ее не разрушит, включая санкционное давление американского государства на немецкие и другие европейские компании, то немецкий бизнес от этого только выиграет», — говорит эксперт.

«Германия активно вовлечена в экономику Ирана, прежде всего — в основные иранские экспортные отрасли, такие как добычу углеводородов и отчасти в нефтехимию, — отмечает, в свою очередь, Владимир Брутер. —

Интерес германских компаний в Иране может быть оценен в 7-10 млрд долларов».

По словам эксперта, США могут заставить немецкие компании уйти из Ирана в случае введения очень серьезных ограничительных мер. Например, запретив им работать на рынке Соединенных Штатов и на рынках тех стран, которые согласятся с позицией Вашингтона. «Вопрос, будут ли США вводить такие санкции, поскольку они являются обоюдоострыми», — говорит Брутер.

Несмотря на угрозы со стороны США ввести санкции против компаний, работающих в Иране, какой-либо конкретики в этих намерениях Вашингтона до сих пор не было.

Впрочем, в Берлине особого оптимизма в этом вопросе не испытывают. «Я не вижу простого решения, как оградить компании от всех рисков, связанных с американскими санкциями», — говорил еще раньше Маас.

Кажется возможным вариант, при котором Вашингтон может пойти на создание исключений из санкционного режима для европейских компаний в случае, если правительства европейских стран поддержат американскую позицию по сделке.

«Маас будет об этом говорить, но, по всей видимости, он прекрасно понимает, что США сегодня не готовы сделать исключение для немецких компаний,

— отмечает Владислав Белов. — Потому что Трамп — это торговец. Для него какие-либо уступки немцам возможны только в том случае, если со стороны Германии также будут уступки. Пока Маас, [министр экономики и энергетики ФРГ Петер] Альтмайер или Меркель — неважно — не предложат США что-либо взамен, Вашингтон обсуждать эту тему не будет. На сегодняшний момент ФРГ ничего предложить не может. Поэтому Маас будет ставить этот вопрос на грядущей встрече с Помпео, но вряд ли их переговоры к чему-то приведут».

Из той ситуации, в которую втравили американские руководители сегодня мировую общественность, простого выхода уже нет, отмечает Владимир Брутер. «А есть ли сложный — я пока не знаю», — резюмирует эксперт.

Источник: gazeta.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

4 × 2 =