КГИ назвал уголовное дело вторым по частоте вариантом участи мэров

КГИ назвал уголовное дело вторым по частоте вариантом участи мэров

Второй по распространенности вариант развития судьбы экс-мэров (не считая тех, кто «пропал с радаров») — уголовное преследование. Ему подверглись 15% бывших градоначальников — 39 человек. Больше всего преследуемых экс-мэров в Алтайском крае (их трое, в Барнауле и Бийске), по двое — в Дагестане, Саратовской и Ростовской областях, Калмыкии и Подмосковье (задержаны мэры Королева и Химок). Последствия возбуждения уголовных дел различаются. В 13% дело было прекращено, в 26% следствие продолжается, в 62% дошло до суда, причем половина осужденных получили условный уголовный срок, половина — реальный.

Как становятся мэрами

После реформы местного самоуправления 2014 года субъекты начали массово отказываться от прямых выборов мэра. Реформа позволила регионам самостоятельно определять, каким образом они избирают глав муниципальных образований — напрямую голосованием жителей или голосованием городского парламента. Сейчас прямые выборы сохраняются в семи российских городах — Кемерово, Абакане, Новосибирске, Хабаровске, Якутске, Томске и Анадыре. Последний город, где отменили прямые выборы, — Екатеринбург. Занимавший пост главы города и председателя гордумы Евгений Ройзман покинул свой пост.

После реформы местного самоуправления появился вариант с назначением мэра при помощи конкурса. В этом случае конкурсная комиссия, состоящая из депутатов гордумы и представителей краевой администрации, отбирает на открытом конкурсе нескольких кандидатов, а затем гордума выбирает из них главу.

Выборы сохранились также в городах федерального значения, которые не подпадают под действие законов о местном самоуправлении.

По мнению одного из авторов доклада, Андрея Максимова, большое количество уголовных дел против экс-мэров — это и следствие системной борьбы с коррупцией, и проявление внутриэлитных конфликтов и давления на действующих градоначальников.

При этом выбранные с помощью конкурса мэры чаще идут на повышение (они сильнее «встроены в вертикаль», уверен эксперт), чем избранные в результате прямых выборов. Наоборот, избранные мэры чаще подвергаются уголовному преследованию, как «более независимые», выяснил эксперт. По мнению Максимова, позиции выбранных по конкурсу мэров больше зависят от отношений с губернаторами, чем от настроений горожан.

КГИ назвал уголовное дело вторым по частоте вариантом участи мэров

Мало женщин, меньше образованных

За десять лет количество женщин на мэрских постах выросло, говорится в исследовании, — в 2008-м их было 1,8%, в 2019-м — 7,3%. Из 109 проанализированных городов восемь возглавляют женщины — Благовещенск, Череповец, Омск, Горно-Алтайск, Петрозаводск, Симферополь, Якутск и Самару. При этом все женщины, представляющие оппозиционные партии, были избраны путем прямого голосования. По мнению Максимова, преодоление гендерного дисбаланса в мэрском корпусе идет слишком медленными темпами.

Женщинам сложно попасть во власть, признала в разговоре с РБК сенатор и глава Союза женщин России Екатерина Лахова. Сейчас сократилось количество женщин-губернаторов, женщин — глав областных центров тоже немного, посчитала она. «Но чем меньше поселение, тем больше у женщины шансов его возглавить, — добавила Лахова. — Потому что когда бюджет небольшой — женщина лучше справляется, мужчины управляют там, где деньги есть». В отдельных регионах 60–70% женщин занимают позиции глав поселений, говорит сенатор. При этом на федеральном уровне гендерный дисбаланс меньше, уверена сенатор. «И третье лицо государства, и руководство Центробанка, и два вице-премьера, и два министра, и омбудсмены, и глава ЦИК — женщины», — напомнила Лахова.

По ее мнению, проблемы с продвижением женщин на местном и региональном уровнях связаны с недоверием партий и губернаторов. Как правило, женщины в регионах возглавляют экономические и социальные департаменты. Однако, по словам сенатора, сейчас в этом смысле налицо положительная динамика.

Что касается образовательного ценза, то у всех мэров, попавших в выборку, высшее образование. У 44% два и более высших образований, а у 20% ученая степень. Количество градоначальников со степенью с 2008 года снизилось на 12%.

Максимов связал эту тенденцию с сокращением числа городов с прямыми выборами. «Если мы хотим развития городской экономики и внимательного отношения к проблемам избирателей — модель прямых выборов более эффективна, — говорит эксперт. — Вопрос этот формально в компетенции самого муниципалитета, но на самом деле это решает регион».

КГИ назвал уголовное дело вторым по частоте вариантом участи мэров

По мнению политолога Ростислава Туровского, возвращение прямых выборов не станет панацеей от проблем мэрского корпуса и не сократит количество уголовных дел. «Те, кто избирался на прямых выборах, были относительно независимы от губернаторов и зачастую представляли конкурирующие группы влияния, — пояснил он. — Возникала ситуация острого конфликта губернатора и мэра, которая чаще всего заканчивается поражением и уголовным преследованием мэра, и она может вернуться». Другая проблема прямых выборов — в том, что через них в 1990-х к власти приходили представители криминалитета, напомнил эксперт.

Кроме того, возвращение прямых выборов может создать финансовую проблему в отношениях региональной и местной властей. «Города стали более зависимыми от глав регионов. Доходы городских округов небольшие, а потребности очень серьезные, в том числе в сфере ЖКХ и социалки. Губернаторы этим пользуются, умело закручивая гайки, сокращая финансирование и показывая избирателям, что они сделали неправильный выбор», — резюмирует Туровский.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Евгения Кузнецова

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

три × 3 =