«Италия меняется, но Москве рано радоваться»

«Италия меняется, но Москве рано радоваться»

Alessandro Bianchi/Reuters

Фотографии нового премьер-министра Италии Джузеппе Конте на телефонах журналистов в Риме, 24 мая 2018 года

Италия определилась со своим будущим премьер-министром — им станет Джузеппе Конте и именно ему предстоит формировать новое правительство. Сможет ли далекий от политики кандидат в премьер-министры варьировать между партиями, интересы которых зачастую не совпадают, и изменятся ли отношения между Москвой и Римом — в материале «Газеты.Ru».

Президент Италии Сержо Маттарелла предоставил Джузеппе Конте мандат на формирование кабинета министров. Кандидатуру Конте ранее предложили лидеры двух партий евроскептиков и сторонников налаживания диалога с Москвой — «Движение 5 звезд» Луиджи Ди Майо и «Лига» Маттео Сальвини, которые вошли в коалицию для формирования будущего правительства Италии.

Далее, в соответствии с итальянским законом, Конте требуется представить состав будущего правительства, который должен одобрить президент. После этого будущий премьер-министр принесет присягу, примет от предыдущего премьер-министра Паоло Джентилони символический колокольчик и окончательно получит власть после парламентского голосования о доверии.

О Джузеппе Конте известно достаточно мало. По образованию юрист, он преподает право в Университете Флоренции и в частном римском университете LUISS.

Возможный будущий премьер Италии ранее не был связан с политикой и не имеет никакого политического опыта. Он никогда не избирался в парламент, и лишь в 2013 году был представлен в Совете министров как юридический консультант.

Кандидатуру Конте решили предложить как нейтральную фигуру по отношению к «Движению 5 звезд» и «Лиги», поскольку и Луиджи Ди Майо, и Маттео Сальвини решили не выдвигать свои кандидатуры на премьерской пост, чтобы не возникало разногласий. Однако кандидатура Джузеппе Конте вызвала сомнения у президента страны, для согласования Серджо Маттарелле понадобилось двое суток. После того, как лидеры партий представили Конте, итальянский президент пообщался со спикерами сената и палаты депутатов, а потом и с самим кандидатом в премьер-министры. Беседа заняла больше двух часов, что вышло за рамки итальянского протокола.

Италия выходит на торги

В коалиционном договоре «Пяти звезд» и «Лиги», который партии приняли за неделю в ускоренном режиме, предусматривается много социальных вопросов — снижение налогов, увеличение социальных выплат малоимущим гражданам, отмена пенсионной реформы. Именно эти пункты будущему премьеру вместе с правительством нужно будет воплощать в жизнь.

Однако большинство вопросов связаны с экономическим аспектом, а именно где взять деньги на выполнение пунктов договора, которые, по мнению коалиции, приведут к экономическому подъему населения.

Один из пунктов соглашения предлагает сокращение затрат из бюджета страны посредством списания Европейским союзом долга в €250 млрд, который отягощает итальянский бюджет.

«Сейчас ЕС на это точно не пойдет, а вот каким образом Италия будет давить на ЕС — вопрос очень серьезный»,

— считает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. Европейской политике придется меняться, продолжает собеседник «Газеты.Ru», потому что Европа в том виде, в котором она было создана при расширении ЕС, заканчивает свое существование и ее ждут либо очень серьезные реформы, либо ее ждет «политический анабиоз».

«Вопрос не в том, что Италия хочет списать долг — вопрос в том, что она готова предложить Европе как модус существования», — отмечает Брутер.

Вместе с тем эксперты не могут однозначно сказать, сможет ли кандидат в премьер-министры Джузеппе Конте работать над решением вопросов, отмеченных в коалиционном договоре. Дело не только в том, что у Конте нет политического опыта, но и в том, что он не привязан ни к одной из партий, которые выдвинули его, тем самым он оказывается меж двух огней.

«Самое главное беспокойство — и у президента, и у парламента, — чтобы Конте не был заложником двух партий. Именно потому, что он не политик, опасения заключаются в том, что он ничего не сделает, пока ему не скажут главы партий, что именно нужно делать», — считает политолог Марк Бернардини.

Кроме того, «Лига» и «Пять звезд» победили на выборах благодаря популистским заявлениям, убеждая свой электорат, что

политика, проводимая властями, устарела, нужно вести новую политику, защищать население, отстраняться от ЕС.

Впрочем, в последнее время во многих европейских странах популистские партии получают все больше голосов избирателей, в этом прослеживается определенный запрос со стороны общества многих во многих европейских странах, Италия здесь не исключение.

Однако, отмечает Бернардини, когда политики находятся в оппозиции, они говорят все что угодно на митингах, а когда добиваются власти, все начинают говорить совсем другое.

«У него нет карт-бланша от партий на проведение своего собственного курса, необходимо, чтобы у него был сильный характер, твердое видение того, что он собирается делать и умение лавировать между партийными интересами, которые его поддержали», — заключает Брутер.

России радоваться не стоит

К слову, российская тематика также была актуальна во время итальянских выборов, хотя подход к Москве здесь был не совсем привычный для политической повестки последних избирательных кампаний в странах Запада. Обе партии, набравшие большинство в парламенте, еще во время предвыборной кампании высказывались за сближение с Россией и отмену экономических санкций, которые отражаются на экономическом состоянии страны. Но эксперты не уверены, что этот сигнал можно считывать как положительный для российских властей.

«Я бы не стал радоваться этому правительству только потому, что они симпатизируют России, потому что они спокойно могут взять обратно свои слова и вернуться к политике, которая проводилась до этого», — сказал в беседе с «Газетой.Ru» Бернардини.

Однако как бы коалиция не высказывалась за сближение с Россией и отмену санкций — в одностороннем порядке вряд ли они на это пойдут, считают эксперты.

С точки зрения закона, односторонний выход Италии из санкций невозможен, это проводится на уровне Европейского союза. «Если допустить, что Италия, одна из соосновательниц ЕС, откажется от санкций, то она может и выйти из ЕС, а это волной перейдет на другие страны. Невозможно сейчас представить такого премьер-министра, который на это пошел бы, такого премьера и не будет», — считает Бернардини.

Вместе с тем, отмечает Брутер, России и не интересно, чтобы Италия отменяла санкции, — Россию интересуют устойчивые отношения с Европой, основанные на взаимном понимании ролей.

«Россия не собирается ужесточать или напрягать мировую или европейскую политическую ситуацию — России интересно установить некие отношения, которые позволят использовать внешний фактор для того, чтобы Россия могла заниматься внутренними проблемами, прежде всего развитием экономики, находясь в минимальной зависимости от внешнеполитической политики», — подчеркивает Брутер.

Парламентские выборы в Италии прошли 4 марта. По результатам антиправительственная партия «Движение пять звезд» набрала наибольший процент голосов — 32%. Блок из партий «Лига» «Вперед, Италия» и «Братья Италии» набрали в сумме 37%. Однако так как ни одна партия не набрала необходимого процента для формирования правительства, партиям нужно было договариваться о создании коалиции.

Переговоры по формированию коалиции большинства шли не очень активно. Тем временем подошло время окончания работы предыдущего правительства под руководством Паоло Джентилони. Итальянский президент, озабоченный тем, что коалиционное правительство до сих пор не собрано, 7 мая отправил в отставку правительство и заявил о возможности проведения повторных выборов и создании временного «нейтрального правительства».

«Если партиям не удастся прийти к соглашению, в ближайшие месяцы нейтральное правительство будет работать до проведения досрочных выборов», — заявил Маттарела.

В итоге 18 мая «Лига» и «Пять звезд», ранее отрицавшие возможный союз, договорились о создании коалиционного правительства, и 20 мая представили президенту общую программу. Коалицию уже назвали «правительством перемен», так как обе партии известны своими евроскептицизмом, желанием работать с Москвой, и отрицанием европейской миграционной политики.

Источник: gazeta.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

четыре × 4 =