Годовщина Славянска: как это было

Годовщина Славянска: как это было

Руководитель медиапроекта WarGonzo, военкор Семён Пегов вспоминает события уже пятилетней давности взятие Славянска и подробности этой секретной операции.

Можно по-разному относиться к сегодняшнему Игорю Стрелкову (у каждого, кто связан с Донбассом, к нему свои, особые счеты), но спустя пять лет после начала войны на Украине абсолютно очевидно, что свое имя в историю он вписал. Когда ровно пять лет назад, 12 апреля 2014 года, отряд, возглавляемый им, пересек российско-украинскую границу, это стало во многом определяющим фактором для дальнейшей организации сопротивления, в том числе и вооруженного, националистическому режиму, установленному сторонниками Евромайдана в Киеве.

Именно захват «стрелковцами» при помощи местных пророссийских активистов административных объектов, горотдела полиции и здания СБУ в Славянске для многих стал поворотной точкой в донбасском конфликте — силы, настроенные против февральского госпереворота, поняли, что могут рассчитывать на поддержку тех, кто помогал Крыму возвращаться в Россию.

Конечно, «стрелковцев» сначала приняли за российский спецназ, за тех самых «вежливых людей». Но тут важно не путать и четко понимать: если здание Верховного Совета в Симферополе брали под контроль действующие профессиональные военные, то в Славянск отправились действительно добровольцы, а не какие-то там спецназовцы из ГРУ.

Отряд, который состоял из тех, кого правильно будет называть «крымским ополчением», проходил через линию разграничения фактически нелегально. К слову, россиян, то есть тех, кто имел российский паспорт, было раз, два и обчелся. Собственно, сам Стрелков, его ближайший заместитель с позывным «Прапор», да и прославившийся гораздо позже Моторола, он же Арсен Павлов. Остальные де-юре считались гражданами Украины — это и знаменитый снайпер «Ромашка», и шестнадцатилетний киевлянин Андрей Савельев (позывной «Вандал»), и запорожец «Абвер», и ставший впоследствии начальником военной полиции ДНР Виктор Аносов (позывной «Нос»).

С Носом мы сегодня общались по телефону, поздравлял его с исторической датой, к которой он причастен напрямую, удалось разузнать несколько интересных деталей. Например, как отряд Стрелкова смог пройти через украинско-российскую границу и откуда у добровольцев появилось оружие.

«Так называемых „дырок“ на границе между Луганской и Ростовской областями было полно, так что контрабандисты всегда чувствовали себя там вольготно. К ним и обратились, чтобы дали проводников. Прошли мы тогда километров 18 примерно пешком — с БК и „железом“ это довольно сложно.

„Железо“ у нас было украинское, трофейное, захваченное в Крыму, отряд ведь был сформирован именно там. До Ростовской области добирались на автобусах, ждали пару дней, пока наши люди из Крыма доставят „железо“.

Перейдя при помощи контрабандистов границу, мы погрузились в большую фуру „Новой Пошты“ — такую за нами прислали те люди, что встречали нас в ДНР. По дороге нас даже останавливали менты, к счастью, проверять „груз“ не стали — мы морально уже были готовы к бою», — вспоминает события пятилетней давности Виктор Аносов. В Донецке он провоевал больше трех лет, был начальником Военной полиции ДНР и комендантом столицы, в настоящее время вернулся в родной Крым, где служит заместителем командира полка ополчения.

В качестве ремарки к его спонтанному интервью поясню. БК на военном сленге называют различного рода боеприпасы, а под «железом», как правило, подразумевается стрелковое оружие — автоматы и пистолеты.

Естественно, меня также интересовало, почему выбор добровольческого отряда пал именно на Славянск. Оказывается, кроме самого Стрелкова и, возможно, еще двух-трех приближенных к нему человек, никто из легендарного отряда о пункте назначения не знал ровным счетом ничего. Изначально рассматривались другие варианты, в частности, Харьков и Одесса.

Одесса отпала из-за возможных проблем с дальнейшим сообщением с Россией, а ехать в Харьков было опасно хотя бы потому, что город и область полностью контролировались новыми властями и подконтрольными им силовиками. В отличие, например, от Донецкой и Луганской областей.

Главную же роль, как рассказывают, сыграл человеческий фактор. В том смысле, что население в Славянске, жители города еще до прихода «стрелковцев» наиболее активно и публично продемонстрировали свой протест против Евромайдана и тех сил, которые пришли к власти в результате госпереворота в Киеве. Было решено отправиться именно туда, потому что без такой мощной поддержки местных невозможно было организовать настоящее сопротивление.

Лично я приехал в Славянск в период уже полной осады города ВСУ, мне приходилось заезжать буквально козьими тропами мимо позиций и блокпостов ВСУ. Покидать его мне было, пожалуй, так же горько, как и всем остальным бойцам ополчения, для которых Славянск стал символом сопротивления националистическому режиму. Оттуда вышло немало командиров, впоследствии составивших костяк Народной милиции ДНР.

До сих пор в Донбассе есть негласное деление на тех, кто «прошел Славянск», а кто нет.

Источник: rusvesna.su

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

10 + один =