Филарет рассылает СМС. Чего ждать от «Собора 2.0»

Филарет рассылает СМС. Чего ждать от «Собора 2.0»

В четверг состоится «поместный собор» УПЦ КП, созываемый «почетным патриархом» Филаретом. Приглашения уже разосланы патриархией: иерархов ПЦУ (тех, кто «влился» в новосозданную структуру в составе УПЦ КП) зовут на 11:00 в Свято-Владимирский кафедральный патриарший собор.

«При этом Филарет пренебрегает недавним запретом Синода ПЦУ использовать бланки УПЦ КП и значительно превышает нынешние полномочия, — отмечает религиовед Александр Саган, публикуя копию приглашения в «Фейсбуке». — Поэтому назад — в мир «не признанных, но и ничем не ограниченных возможностей».

Сенсации от Филарета

Дорогу обратно в УПЦ КП Филарет начал с громких и обидных заявлений. За достаточно короткий промежуток времени он высказал следующие тезисы:

— До получения томоса он не был знаком с его содержанием, а если бы знал, не согласился бы: ПЦУ утратила право на зарубежные приходы, освящение мира (благовоние, используемое в обрядах) и доминирование Фанара в разрешении внутрицерковных конфликтов.

— Изначальная договоренность, в рамках которой сам Филарет управлял бы церковью, а глава ПЦУ Епифаний отвечал бы за внешние связи, не была выдержана. А ее гарантом был Петр Порошенко. Сам экс-президент прекратил общение, завершив «томос-тур».

— Ликвидации УПЦ КП с юридической и фактической точки зрения 15 декабря 2018 года (перед «объединительным собором» ПЦУ) не состоялось. «Борьба за УПЦ КП будет до конца, до смерти».

— Не состоялось и реального вхождения в ПЦУ Украинской православной церкви: два перешедших епископа, митрополиты Александр (Драбинко) и Симеон (Шостацкий), вошли в ПЦУ без приходов. «Один пришел с одним приходом, другой — с 20 приходами (в реальности менее 10 общин. — Авт.), а в его епархии 300 приходов. Какое же это объединение? Чистая формальность».

— Голосование архиереев новосозданной ПЦУ за «кандидата» от УПЦ Симеона (его якобы лоббировал Петр Порошенко) сопровождалось подкупом. Сумма — $20 тыс. за голос, в итоге он набрал всего 28 «за».

— Анафему, которую с него снял Константинополь в 2018 году, Филарет не признает. «Если я был под анафемой, все эти (ПЦУ. — Авт.) епископы недействительны. И Епифаний не только не является митрополитом, он даже не священник».

— ПЦУ не является канонической церковью, т. к. она не признана ни единым патриархатом либо поместной церковью, кроме Константинополя.

Ответ ПЦУ

Другая сторона конфликта — Константинополь, ПЦУ и смежные «бенефициары» (Минюст, спикеры бывшей АП Порошенко, ЛОМы, близкие к экс-президенту), разумеется, как могли, отражали атаки Филарета. После заявления о том, что УПЦ КП продолжает существовать как юрлицо, Фанар и Минюст отрицали ее существование. Как и УГКЦ, которые, по-видимому, имеют виды на объединение с ПЦУ.

«Голосом» Порошенко выступил его нынешний политтехнолог Виктор Таран, напомнивший, как в ночь перед Собором ПЦУ 15 декабря Порошенко лично несколько часов убеждал Филарета уменьшить личные амбиции.

«Тогда Филарет согласился не выдвигать кандидатуру на главу УПЦ, но амбиции руководить и править остались», — сообщил Таран.

Бывший ближайший соратник Филарета, архиепископ Черниговский и Нежинский ПЦУ Евстратий Зоря, полностью перешедший в сферу влияния Епифания, неуклюже попытался выгородить бывшее «начальство», намекнув попутно, что Филарет является, буквально, «рукой Москвы».

«Почетный патриарх думает, что спасает идентичность украинской церкви… Разговоры о якобы расколе в ПЦУ возникли под влиянием российской пропаганды не означают, что он действует в интересах Москвы», — сказал на днях Зоря, попутно уточнив: мол, Константинополь не будет карать Филарета какими-либо санкциями.

«Похоже, наш парашютист, отказавшись от главного парашюта и отбросив запасной, решил идти на таран земного шара», — иронизирует в «Фейсбуке» епископ ПЦУ Адриан Кулик-Богдан.

Официально в ПЦУ предприняли ряд мер, призванных нивелировать предстоящий «собор» УПЦ КП: во-первых, указом Епифания постановили не признавать какие-либо документы, изданные от имени УПЦ КП с 30 января.

Во-вторых, запретили проводить от ее лица какие-либо мероприятия (ни Синод, ни Архиерейский и Поместный Соборы «не имеют силы») и объявили, что Филарет не имеет права созывать какие-либо соборы «ни по Уставу ПЦУ, ни даже по прекращенному Уставу УПЦ КП».

А богословская академия даже отчислила двух студентов, которые участвовали в одном из форумов, созванных при участии и в поддержку Филарета.

Тщеславие и фольклорный патриотизм

По данным «Вестей», письма-приглашения в УПЦ КП дублируют телефонными звонками и СМС.

«В случае отказа священников приезжать угрожают уволить из епархий. Но священники все равно боятся ехать, не понимают ни того, каким будет статус этого собрания, ни того, какие решения там будут приниматься», — говорит источник в УПЦ КП.

Предварительный «смотр» епископов, готовых переходить обратно в УПЦ КП из ПЦУ, Филарет провел еще в середине мая. Тогда он пригласил иерархов на молитвенное празднование в честь священномученика Макария, но также прислал приглашение на бланке УПЦ КП.

И весной на его зов откликнулись всего четверо иерархов: архиепископ Симферопольский и Крымский Климент, а также группа иерархов из бывших приходов УПЦ КП в России — митрополит Белгородский и Обоянский Иоасаф, его викарий Петр и епископ Адриан.

Кроме них, Филарет в теории может рассчитывать на «тяжелую артиллерию» в виде поддержки одного из наиболее влиятельных иерархов ПЦУ, митрополита Луцкого и Волынского Михаила. На объединительном Соборе он был главным конкурентом Епифания.

Эксперты, аффилированные с штабом «отца-создателя» ПЦУ, убеждают: завтрашнее мероприятие безобидно.

«К счастью, нынешний Собор не несет никаких рисков для новосозданной церкви. В то же время все, кто на него приедут, станут раскольниками в глазах мирового православия. А Филарета мне жаль. Он навсегда останется вечным раскольником», — пишет в «Фейсбуке» Виктор Таран.

Впрочем, не все так однозначно. Сейчас аргументов для приезда иерархов на Собор будет несколько.

Эксперты называют среди таковых увеличение власти, управленческие функции в «независимой» УПЦ КП, возвращение ее заграничных епархий — весьма важного источника поступлений, которые были отъяты Константинополем, плюс собственноличное решение судебных споров (по Уставу ПЦУ, роль модератора берет на себя Константинополь).

«И, конечно, финансирование: мы знаем, что из всех крупных спонсоров и меценатов бывшего УПЦ КП к Епифанию перешел только пивовар Андрей Мацола.

А пребывание в рамках непризнанного патриархата дает возможность для финансовых вольностей, — говорит политолог Кирилл Молчанов. — В ПЦУ же иерархи не получают ни полноценного признания, ни бюджетов. А кое-кто из влиятельных митрополитов понимает, что Филарет уже в преклонном возрасте и в ближайшие несколько лет можно будет биться за управление УПЦ КП».

А политэксперт Елена Дьяченко считает, что главным мотиватором самого Филарета является статус.

«Он исходит из того, что лучше быть руководителем собственной, пусть и непризнанной структуры, чем „растворить“ дело всей жизни, последней четверти века, в Константинопольском патриархате, — полагает она. — В 1992 году он ушел в раскол, искренне веруя в свое дело: тут и честолюбие, и гордыня, и желание быть первым. На выходе получим структуру, замешанную на честолюбии, тщеславии и патриотизме в его фольклорном понимании».

При этом, по мнению Дьяченко, для Филарета совершенно неважно, кто из иерархов будет его сторонником.

«Ему нужно символическое мероприятие, причем неважно, как оно завершится, чтобы он сказал: теперь не является единым целым с Константинополем, а чем-то самостоятельным», — убеждена эксперт.

Более того, такая позиция может подтолкнуть к бегству в УПЦ КП иерархов из ПЦУ.

«Ведь гарантии, что в случае возрождения КП не будет отозван Томос, нет — тогда ПЦУ вовсе теряет систему легитимности. А без господдержки и финансирования на ней будет поставлен крест», — сказала она.

Источник: rusvesna.su

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

9 + 3 =