Верховный суд поддержал А1 в споре с академиком за акции оборонного бюро

Верховный суд поддержал А1 в споре с академиком за акции оборонного бюро

История конфликта

Конструкторское бюро «Корунд-М», которое занимается серийным производством средств вычислительной техники (СВТ), было создано в 1993 году. Бетелин занимает должность генерального директора предприятия. Среди контрагентов бюро — ЦНИИточмаш, «Сухой» и другие предприятия.

Ставицкий получил долю в «Корунд-М» в 2011 году, до этого единственным владельцем был Бетелин. Сам он объяснял в суде, что заключил с коллегой устный договор о продаже 50% акций, а затем передал ему эту долю, но о цене акций и сроках оплаты они не договорились. В 2016 году Ставицкий скончался после болезни, а долю в «Корунд-М» получила Раевская. В 2018 году Бетелин решил расторгнуть устный договор, оценив стоимость акций в 310 млн руб. В суде он утверждал, что ни Раевская, ни Ставицкий этих денег так и не заплатили. Через суд Бетелин хотел расторгнуть договор купли-продажи акций и вернуть себе долю в «Корунд-М», перешедшую Ставицкому.

Академик РАН попросил «Ростех» войти в его бизнес после конфликта с А1

Бизнес

Верховный суд поддержал А1 в споре с академиком за акции оборонного бюро

Арбитражный суд Москвы эти претензии не поддержал, но Бетелин выиграл иск в апелляции в марте 2019 года: тот, в отличие от первой инстанции, решил, что срок давности по договору не истек, а доказательств заключения устного договора достаточно. Однако в августе Арбитраж Московского округа отменил это решение и оставил в силе позицию первой инстанции.

К тому времени в деле уже участвовала А1: в январе 2019 года компания «Гетеборг», принадлежащая гендиректору А1 и члену набсовета «Альфа-Групп» Александру Файну, приобрела 50% в «Корунд-М». Раевская осталась ответчиком, а А1 начала представлять ее в судах. В ноябре 2019 года дело забрал на рассмотрение Верховный суд: во вторник, 14 января, он принял решение оставить постановление Арбитражного суда Московского округа без изменений.

А1 удовлетворена решением суда, передал РБК через пресс-службу управляющий партнер А1 Андрей Елинсон: «Мы убеждены, что подобные иски к вдовам, предъявляемые спустя годы после смерти стороны сделки, — это неприкрытая схема по завладению чужим имуществом».

Письмо Чемезову

В письме Сергею Чемезову Владимир Бетелин писал, что «Корунд-М» совместно с «Росэлектроникой» и различными институтами подготовил проект создания научного-образовательного центра в области «разработки и создания программно-аппаратных защищенных модулей, систем и технологий», однако у него вызывают беспокойство «усиливающиеся попытки рейдерского захвата акций «Корунд-М». Он просил Чемезова «рассмотреть возможность вхождения «Ростеха» в капитал «Корунд-М». Госкорпорация — основной потребитель продукции конструкторого бюро, отмечал Бетелин. Источник РБК в «Ростехе» рассказывал, что представители компании провели с Бетелиным несколько встреч, но отказали, предложив сначала разобраться с акционерным конфликтом.

О чем стороны спорили в суде

Первое заседание Верховного суда состоялось в начале декабря (Бетелин и Раевская ни тогда, ни 14 января в суде не присутствовали). На нем защита Бетелина заявила, что Ставицкий не оплатил акции, так как это был «бизнес на доверии». «Ставицкий начал тяжело болеть с 2014 года. Бетелин не считал возможным начинать разборки, когда его партнер находился в тяжелом состоянии, — сообщил адвокат Бетелина. — Ставицкий умер, и очевидно, что Бетелину, который создал это предприятие, необходимо было решить вопрос корпоративный структуры. Он сразу же написал нотариусу в 2016 году, когда Раевская вступила в наследство, претензия была направлена ей».
Раевская от оплаты отказалась. Защитник Бетелина отметил, что академик сначала предложил уладить конфликт — выкупить пакет в «Корунд-М»: «С учетом зачета встречных обязательств (у общества были неисполенные обязательства по выплате дивидендов) Бетелин был готов отдать €1 млн [за 50%]», — отметил защитник академика. Но Раевская продала акции «Гетеборгу».
Адвокаты Раевской считают, что другая сторона скрывает письменный договор купли-продажи. Один из них сказал, что иск «неслучайно» был подан только в 2018 году: «Акции перешли по наследству, но документы, которые касаются прав на эти акции, не были переданы Ставицким, так как он лечился в Австрии. […] Судя по всему, Бетелин […] решил выдумать легенду об устном договоре с отсутствием условия о цене, чтобы забрать акции». Защита Бетелина эти обвинения отвергала.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Инна Сидоркова, Павел Казарновский

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

пятнадцать + 12 =