В правительстве договорились сократить закрытие данных из-за санкций

В правительстве договорились сократить закрытие данных из-за санкций

Однако другие ограничительные меры, которые вводились против России, экстерриториальных свойств не имеют, подчеркнул чиновник. Речь, в частности, идет об украинских санкциях, европейских блокирующих ограничениях, европейских и американских секторальных санкциях. Для них не требуется применения исключений в раскрытии информации, считает Тимофеев.

Экономика

Минфин назвал главные проблемы борьбы с американскими санкциями

В правительстве договорились сократить закрытие данных из-за санкций

Он уже говорил об этой проблеме в апреле, однако тогда она обсуждалась как инициатива «санкционного» департамента. Теперь же чиновники готовятся в скором времени вносить законопроект, сообщил Тимофеев.

«Таким образом, необходимо изменение подхода к предоставлению исключений в раскрытии информации. Они должны зависеть от вида иностранных санкций. По этому вопросу состоялось обсуждение в правительстве Российской Федерации, необходимость изменений поддержана экономическим блоком. Внесение в правительство законопроекта планируется в этом году», — сказал он РБК. Закрытие информации — «вынужденная мера», необходимая, чтобы снизить риск введения «вторичных санкций» и предотвратить разрыв деловых связей лиц, отметил Тимофеев.

Политика

Пять лет санкций против России. Главное

В правительстве договорились сократить закрытие данных из-за санкций

Разные санкции

При попадании под блокирующие санкции активы физических лиц и компаний, как в США, так и в ЕС, замораживаются. С ними нельзя вести дела, а в случае с США возникает еще и риск вторичных санкций.
Активы компаний, попавших в секторальный список санкций, не замораживаются, в отличие от списка SDN. В банковском секторе попадание в такой список не предполагает изоляции от финансовой системы — речь идет только об ограничениях на предоставление нового финансирования. Запрет не распространяется на долг сроком менее 14 дней (для санкций США) и 30 дней (для санкций ЕС).
Наиболее ощутимым для российской экономики стало расширение списка SDN в апреле прошлого года. Тогда в список попали семь крупных российских бизнесменов и 17 высокопоставленных чиновников, среди которых оказались бывший президент En+ Group Олег Дерипаска, председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин, член Совета Федерации Сулейман Керимов, председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг, член правления «Сибура» Кирилл Шамалов, министр внутренних дел России Владимир Колокольцев, глава Росгвардии Виктор Золотов. Из крупных компаний в список попали, в частности, En+ Group, «Базовый элемент», группа «Ренова», ГАЗ, «Русские машины».
Впоследствии из-под санкций вывели En+, UC Rusal и «Евросибэнерго» — после того как свою долю в них снизил Олег Дерипаска. Ограничения против самого бизнесмена остаются в силе.

Нужно ли отказываться от закрытия данных

Для нераскрытия информации нужны «четкие и закрытые основания», они должны отвечать конкретной цели (например, защите государственных интересов в сфере гособоронзаказа), говорит руководитель юридической практики Северо-Западного регионального центра КПМГ Екатерина Цыбикова. Таких оснований должно быть два, считает она: во-первых, включение в блокировочный список США или ЕС; во-вторых, совершение сделки (тем, кто публикует информацию, или его контрагентами) в конкретной сфере госинтереса — гособоронзаказе, финансовом или нефтяном секторе.

Политика

Дерипаска подал в суд на Минфин США

В правительстве договорились сократить закрытие данных из-за санкций

«Нераскрытие информации является тревожным сигналом для инвесторов и контрагентов. Поэтому необходимо искать золотую середину, иначе «защита» бизнеса от санкций может привести к обратному эффекту — ухудшению положения (в том числе репутации) компании на рынке», — отмечает Цыбикова.

Закрытие информации в связи с санкциями является обоснованным, считает партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич. «С моей точки зрения, по секторальным санкциям должен применяться такой же подход, как и по SDN. Если лицо нарушает секторальные санкции, контрагенты, которые помогают ему в этом, тоже могут попасть под санкции. И там и там можно закрывать информацию, чтобы не подвергать контрагентов дополнительному риску», — отмечает он.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Антон Фейнберг

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

три + 17 =