Риски санкций являются характеристикой кредитного профиля России

МОСКВА, 25 окт — ПРАЙМ, Мариам Багдасарян. После введения США санкций в 2014 году против России международное рейтинговое агентство Moody’s понизило рейтинг РФ до “мусорного”, и чтобы вернуть его на инвестиционный уровень потребовалось больше четырех лет. В августе 2019 года власти США ввели второй пакет санкций против России по “делу Скрипалей”: они запрещают американским банкам участвовать в первичном размещении российского суверенного долга, номинированного не в рублях. Какое влияние окажут на Россию эти и потенциальные новые санкции, когда может произойти очередное повышение рейтинга РФ и какой экономический эффект можно ожидать от нацпроектов, рассказал в интервью агентству “Прайм” вице-президент, старший кредитный эксперт, ведущий аналитик по суверенному рейтингу России международного рейтингового агентства Moody’s Эван Волманн.

– В России в последнее время неоднократно поднимался вопрос дедолларизации, а в августе был введен второй пакет санкций со стороны США, включающий ограничения по покупке госдолга РФ.  Как вы оцениваете перспективы отказа от доллара в России?

— В результате санкций, введенных США в августе,  мы считаем, что России будет очень сложно выпускать суверенные облигации в долларах, и, вероятно, мы увидим усиление ориентации правительства на  внутренние источники финансирования. 

Мы оцениваем риск ликвидности правительства как низкий. Эта оценка учитывает более широкую перспективу госфинансирования, включая то, что у российского правительства низкая потребность в займах, в том числе по сравнению с другими странами той же рейтинговой категории. Она также отражает тот факт, что структура, профиль риска госдолга улучшились, и вы видите увеличение сроков, улучшение структуры погашения госдолга.  Правительство рассчитывает, что оно сможет полностью погасить внешний суверенный долг  в ближайшие годы. 

В соответствии с нашей методологией мы учитываем также риски неблагоприятных событий — событийные риски. Один из рисков также связан со способностью правительства своевременно привлекать средства для рефинансирования своего долга. Мы оцениваем, учитывая как  величину потребностей в финансировании, так и   рискованность профиля инвесторов, мы  смотрим на внешних и внутренних инвесторов. 

– Ожидаете ли вы, что США могут ввести новые санкции против госдолга России? Если они будут введены, как это повлияет на российскую экономику?

— Мы видели, что способность России противостоять внешним шокам, том числе новым санкциям, улучшилась. Однако более жесткие, чем ожидалось, санкции, которые существенно ослабят способность правительства финансировать свой долг или подорвут экономику каким-либо иным образом, создадут риски для кредитоспособности страны.  

В августе мы видели, что санкции распространились на суверенный долг, и эти санкции были более слабыми, чем ожидалось, чем общий консенсус. Но неожиданные сроки введения действительно указывали на степень непредсказуемости и сохранение рисков, связанных с санкциями. Таким образом, мы видим, что риски санкций являются характеристикой кредитного профиля России, и, как следствие, влияние этих санкций в основном негативно сказывается на долгосрочных перспективах роста или оказывает давление  на долгосрочные перспективы роста. 

Санкции в целом, как действующие санкции, так и риск новых санкций, остаются негативным фактором для кредитного профиля. Мы ожидаем, что высокие накопленные буферы и более низкие затраты по займам со стороны правительства ограничат краткосрочное влияние санкций.

Но опять же — способность России справляться с внешними шоками  значительно улучшилась. Мы видели кредитный профиль, мы видели профицит счета текущих операций, поддерживающий чистую кредитную позицию, мы также видели значительные валютные резервы.   

– Значит ли это. что Moody’s может повысить рейтинг России в следующем году? 

— Как мы указывали, среди факторов для повышения рейтинга  — снижение восприимчивости к внешним шокам, дальнейшее улучшение буферов, таких как бюджетные доходы, дальнейшее улучшение показателей устойчивости к внешним шоками, которые мы измеряем,  улучшение бюджетных возможностей. Я думаю, что дополнительными факторами, которые будут способствовать повышению рейтинга, будут избежание действий, которые увеличат геополитическую напряженность, уменьшая вероятность возникновения таких потрясений, и, наконец, осуществление экономических и финансовых реформ. Экономических реформ, которые помогут повысить производительность в перед лицом будущих  демографических сложностей, и налогово-бюджетных реформ, которые помогут обеспечить госфинансирование.

У нас стабильный прогноз по суверенному рейтингу России, что означает, что имеется баланс между рисками повышения и понижения рейтинга.

– Ранее агентство понизило прогнозы по росту экономик по всему миру. Считаете ли вы, что темпы роста мировой экономики будут падать и дальше?

— Мы ожидаем, что глобальный экономический рост замедлится до уровня ниже тренда — до 2,7% в 2019 и 2020 годах, что примерно на 0,5% ниже уровней, которые мы видели в 2017-2018 годах. Среди причин — эскалация торгового спора Китая и США и сложная глобальная торговая ситуация. Если вы посмотрите на развивающиеся страны, входящие в G20, наша последняя опубликованная оценка заключалась в том, что рост замедлится с 5,1% в 2018 году до 4,4% в 2019 году. 

– Как вы оцениваете нацпроекты? Верите ли вы, что эти нацпроекты ускорят рост экономики России?

— Цели национальных проектов, установленные властями, заключаются в том, чтобы повысить потенциал роста и решить некоторые социальные проблемы в стране. Это, кажется, остается главной целью программы нацпроектов. Правительство перевело это в свои прогнозы — рост должен достичь 3% и будет поддерживаться на этом уровне. 

Мы считаем цель правительственной реформы амбициозной, но я думаю, что пока рано говорить о том, сможет ли эта инициатива поддержать потенциальный рост. Я думаю, что мы увидим ускорение роста в ближайшей перспективе, но удержать его на таких высоких уровнях  будет сложно. И я думаю, что мы увидим планы по увеличению расходов на инфраструктуру для устранения инфраструктурных пробелов, эффективность расходов на инфраструктуру поможет поддержать потенциальный рост.

Что касается рисков для роста, я скажу, что внешняя среда (внешние условия для страны) останется сложной, и Россию выручает то, что интеграция России в мировую экономику остается низкой.

Наш прогноз предполагает постепенный рост — с 1,2% в этом году до около 1,5% в следующем году. И это отчасти отражает более благоприятную политику, в том числе денежно-кредитную и фискальную политики. Как я уже сказал,  будет трудно устойчиво увеличить рост на уровне выше 3%, как прогнозируют власти.

Источник: 1prime.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

8 + два =