На Берлин&nbsp

Lenta.ru

+

ещё 1

1 ноября 2019

Комментарии190

Газопровод «Северный поток-2», который должен будет доставлять российское топливо в Западную Европу в обход Украины, избавился от последнего препятствия на своем пути. После двух лет уговоров Дания выдала разрешение на прокладку труб в собственной экономической зоне. Теперь все упирается в сроки: на сложные работы у «Газпрома» есть меньше двух месяцев. В этой ситуации время может стать более серьезным соперником, нежели власти Польши, Украины и США, активно выступавшие против российского проекта и пугавшие Европу зависимостью от России. Скандинавские коврижки — в материале «Ленты.ру».

Поставили на поток

«Северный поток-2» начали строить в сентябре 2015 года. Предполагалось, что он дополнит мощности уже функционировавшего на тот момент газопровода «Северный поток» и еще больше развяжет руки России и «Газпрому» при поставках в Европу — позволив не оглядываться на транзитные страны, главным образом Украину. Отношения с ней в газовом вопросе начали портиться еще после первого Майдана: в канун нового 2006 года стороны долго не могли договориться по новому контракту, и дело даже дошло до перекрытия вентиля. Но тогда конфликт удалось быстро погасить путем создания посреднической компании «Росукрэнерго», в равных долях принадлежавшей «Газпрому» и украинскому олигарху Дмитрию Фирташу. Впоследствии ее признали лишней и расформировали.

Главное отличие и одновременно преимущество «Северного потока» состоят в том, что он пролегает по дну Балтийского моря. Это удорожает прокладку труб, зато практически исключает возможности воровства газа, в чем обвиняли Киев на протяжении нескольких дней противостояния в январе 2006-го. Инвесторами нового проекта выступили сразу несколько европейских газовых компаний под началом «Газпрома», которому принадлежит 51 процент акций компании-оператора. Немецкие Wintershall и E.ON Ruhrgas владеют равными долями в 15,5 процента, нидерландская Gasunie и французская Engie — по девять процентов.
В ФРГ назвали победителей в газовой войне с Россией
Изначально они собирались проложить только одну ветку газопровода, разделенную на две нитки, суммарной мощностью 55 миллиардов кубометров газа в год. В конце 2012 года она была полностью введена в эксплуатацию, но так и не избавила от потребности в дополнительных маршрутах поставок — через Белоруссию и все ту же Украину. В итоге решено было дополнить систему второй веткой, которая получила название «Северный поток-2». Она также имеет два ответвления и рассчитана на такую же мощность, что и первая.

Однако к тому моменту против России уже действовали западные санкции. «Газпрома» они напрямую не касаются (слишком важен российский газ для европейской энергетики), но его партнеры все равно не захотели рисковать и становиться акционерами зарегистрированной в Швейцарии компании Nord Stream 2 AG. Вместо этого они получили размытый статус инвесторов (к оставшимся Wintershall и Engie присоединились австрийская OMV, британско-нидерландская Shell и немецкая Uniper), вложив средства окольными путями, а единоличным собственником стал российский газовый монополист.

К барьеру

Вскоре стало ясно, что у второго «Северного потока» будет гораздо больше трудностей, чем было у первого. Раньше против строительства российского газопровода выступали Польша и Украина (как страны-транзитеры), а также прибалтийские республики бывшего СССР (руководствовались политическими мотивами) и Швеция, премьер-министр которой Ханс Йоран Перссон предупреждал о будущих экологических проблемах. Зато многие столпы Евросоюза поддерживали проект и даже называли его необходимым. Через несколько лет главными союзниками Москвы остались Германия и Австрия — обе страны устали зависеть от переменчивых транзитеров и вместо этого захотели сами играть ведущую роль в европейской энергетике, в том числе в вопросах ценообразования. Их также поддержали правительства стран, чьи компании либо финансируют стройку, либо участвуют в ней в качестве подрядчиков: Франции, Нидерландов, Чехии, Швейцарии.
А вот противников стало больше: к ним добавились США и Дания. Вашингтон еще в конце второго президентского срока Барака Обамы отменил многолетний запрет на экспорт нефти, введенный после спровоцированного арабскими государствами топливного кризиса 1973 года. Пришедший к власти Дональд Трамп и вовсе провозгласил курс на мировое энергетическое доминирование: при нем страна должна стать чистым экспортером основных ресурсов, то есть продавать за рубеж больше, чем ввозить. Один из главных способов добиться цели — поставлять на европейский рынок американский газ. Правда, речь идет уже не об обычном природном газе, который необходимо транспортировать только по трубам, а о сжиженном (СПГ) — его можно перевозить танкерами. Большие расстояния неизбежно увеличивают расходы, а значит и конечную стоимость, что делает продукт непривлекательным для покупателей. В таких условиях США очень важно потеснить основного конкурента, который, напротив, готовится избавиться от посредников и предложить потребителям более низкую цену.

Трамп неоднократно пытался давить на Евросоюз, пугал Брюссель зависимостью от России, в которую тот неминуемо попадет, если позволит достроить вторую ветку «Северного потока». Глава Белого дома даже угрожал санкциями, но выбрал для этого неподходящий момент: Европа и без того обозлена на США из-за непрекращающейся торговой войны — введенные Вашингтоном пошлины задели в том числе и ее товары. В ответ на угрозы председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер пообещал ответные меры. Как следствие, принятый Сенатом закон о санкциях против сотрудничающих с «Северным потоком-2» компаний до сих пор не подписан Трампом. Во время встреч с американским президентом канцлер Германии Ангела Меркель не раз выражала полную поддержку проекту.
На помощь США неожиданно пришла Дания, единственная из всех отказавшаяся выдавать разрешение на прокладку труб через свою экономическую зону (Германия, Финляндия и Швеция такое согласие предоставили). С весны 2017 года «Газпром» подал три заявки с разными маршрутами, и все они были отклонены по соображениям экологии. Впрочем, аналитики отмечали, что настоящая причина сопротивления кроется в нежелании датских властей испортить отношения с одним из союзников: Германией либо США. Российским инженерам пришлось срочно разрабатывать резервный маршрут в обход скандинавской страны, который потребовал бы дополнительных затрат.

Сменили гнев на милость

Положение осложнялось тем, что сроки введения «Северного потока-2» в эксплуатацию поджимали — по плану, закончить все работы должны были к концу декабря 2019-го. И дата выбрана совсем не случайно: со следующего года перестает действовать контракт на транзит российского газа через Украину, а одних только мощностей первой ветки «Северного потока» не хватит, чтобы исполнять обязательства по поставкам в Европу. Москва по-прежнему не уладила с Киевом газовый спор: в начале прошлого года Стокгольмский арбитраж присудил «Нафтогазу Украины» 2,56 миллиарда долларов компенсации от «Газпрома», после чего украинская компания попыталась взыскать эти деньги через арест европейских активов оппонента. Апелляция «Газпрома» находится в процессе рассмотрения, а «Нафтогаз» готовит новый иск на 11-14 миллиардов долларов из-за потерь украинской экономики от прекращения транзита.
Тем не менее переговоры о продлении истекающего соглашения ведутся при посредничестве ЕС. Отсутствие ощутимого прогресса еще несколько дней назад означало бы неизбежность будущего кризиса. Без газа могли остаться многие европейские потребители: как предприятия, так и обычные люди. И тут внезапно подоспело долгожданное разрешение от Дании — энергетическое агентство страны объяснило, что выбрало из представленных «Газпромом» двух вариантов маршрута наиболее экологически безопасный. Ведомство особо подчеркнуло, что решение соответствует всем международным нормам, в том числе Акту о континентальном шельфе от 1964 года и Конвенции ООН по морскому праву.
Реакция на решение Копенгагена была бурной: Украина назвала его ожидаемым и пообещала бороться за свою энергетическую безопасность дальше, США через своего будущего посла в России Джона Салливана признали, что уже вряд ли смогут помешать завершению строительства. Тем не менее Вашингтон не оставляет попыток наказать Москву через санкции и призывает поторопиться с их введением. Впрочем, когда они могут вступить в силу, сейчас не знает никто. В нынешнем виде — без подписи президента Трампа — любые ограничения могут разве что напугать потенциальных партнеров «Газпрома», но не навредить им. На этом фоне котировки акций российского концерна выросли, достигнув максимального уровня за последние 11 лет — 260 рублей за одну бумагу. Отчасти этому способствовало объявление о заполнении топливом другого газопровода — идущей в Китай «Силы Сибири».

Но это не точно

Однако говорить о полном решении проблемы пока рано. Во-первых, проложить трубы до конца года уже не получится. Начать можно будет лишь через месяц — когда истечет срок подачи апелляции на решение Датского энергетического агентства. Сам процесс после этого займет около пяти недель, то есть завершится в первых числах января — незначительно, но уже после истечения транзитного контракта с Украиной. Кроме того, не готова пока и принимающая инфраструктура на немецком участке газопровода, мощность которого будет ограничена 25 миллиардами кубометров в годовом выражении как минимум в течение нескольких месяцев. Наконец, после полного завершения работ трубы необходимо будет наполнить газом, что займет около двух месяцев.
Во-вторых, даже после начала полноценной эксплуатации «Северного потока-2» Россия продолжит зависеть от Украины и ее транзитных мощностей. В последние годы Евросоюз усиленно реформирует свою энергосистему. С 2009 года действует Третий энергопакет, направленный на то, чтобы сделать правила более справедливыми и прозрачными. В частности, он запрещает компаниям-владельцам магистральных газопроводов в одиночку использовать их мощности — как минимум половина должна быть зарезервирована для независимых поставщиков. Считается, что это повысит конкуренцию на рынке и сделает газ дешевле для конечных потребителей.
С 2016 года «Газпром» отстаивал в европейских судах право полноценно использовать сухопутное продолжение первого «Северного потока» — газопровод OPAL, соединяющий балтийское побережье Германии с Чехией. Оппонентом выступала польская государственная компания PGNiG, которой жизненно необходимо сохранить нынешние пути поставок российского газа — в том числе через проходящий по территории Польши участок газопровода «Ямал — Европа». Поначалу Европейский суд встал на сторону «Газпрома» и разрешил ему самостоятельно докупать на рынке 40 процентов мощностей OPAL (доведя общий процент до 90), но затем отменил это решение. Сейчас российский концерн может заполнять трубы лишь наполовину. Тот факт, что он является единственным возможным поставщиком газа по этому маршруту и других претендентов на OPAL попросту нет, руководство ЕС не смущает.
«Газпром», вероятно, оспорит запрет и, по мнению аналитиков, имеет неплохие шансы в апелляционной инстанции. Ведь свою долю в компании-операторе OPAL он уже продал и формально положения Третьего энергопакета не нарушает. Однако предсказать итоговое решение суда пока невозможно. В любом случае новое разбирательство займет время, в течение которого России придется по-прежнему доставлять хотя бы часть экспортного газа транзитом через Украину. После введения в эксплуатацию «Северного потока-2» такая же судьба наверняка ждет его сухопутное продолжение и дублер OPAL — газопровод EUGAL. Заодно претензии могут возникнуть к ветке NEL, ведущей из Германии в Нидерланды.

В пользу бедных

Любое промедление играет на руку Польше, США и в еще большей степени Украине, чья газотранспортная система не должна простаивать, чтобы не выйти из строя. По некоторым оценкам, полный отказ от транзита через ее территорию приведет к убыткам в три процента национального ВВП. А главное, цена на газ для Киева значительно вырастет. Сейчас он использует схему «обратного реверса»: якобы закупает российский газ у Словакии и Чехии, но на деле просто забирает топливо, идущее на транзит, тем самым избегая лишних трат на доставку. В случае с обоими «Северными потоками» сделать это не удастся.
Прийти на помощь соседям обещала Варшава, недавно заявлявшая о готовности перепродавать Украине американский СПГ, но для этого она сама должна закупать российский газ, от которого планировала отказаться с 2023 года. При этом стоимость такого топлива для Киева с учетом всех расходов на транспортировку и регазификацию (превращение СПГ обратно в природный газ), а также прибыли польской стороны тоже может оказаться неподъемной. Наконец, США едва ли смогут рассчитывать на европейский рынок после начала полноценной эксплуатации пролегающих по дну Балтийского моря газопроводов.
До полного разрешения ситуации еще далеко, но теперь дело должно сдвинуться с мертвой точки: российский газ неминуемо попадет в Германию, а через нее и в другие европейские страны. Переговоры между Россией и Украиной о продлении транзита наверняка ускорятся, ведь стороны по-прежнему нуждаются друг в друге, а значит им придется забыть старые обиды и затянувшийся многомиллиардный спор. Решение властей Дании приблизило торжество здравого смысла.

Источник: finance.rambler.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

двадцать − 11 =