Дорого хрустят&nbsp

Lenta.ru

9 часов назад


Дорого хрустят&nbsp

Фото:
Кадр из телесериала «Жестокий романс»

Комментарии

Бумажные деньги в России появились сравнительно недавно — еще 250 лет назад российские поданные расплачивались громоздкими и тяжелыми монетами из драгоценных металлов. Для крупных покупок приходилось возить с собой мешки весом в сотни килограммов. Неудобства и сложности в расчетах вынудили государство искать альтернативу, и она нашлась в виде первых в истории страны бумажных купюр. Они помогли выиграть войну у Турции, но потом чуть не разрушили экономику. В Европе этот путь прошли на сто лет раньше, а в Китае — и вовсе на тысячелетие. Как императрица, родившаяся в Германии, создавала современную финансовую систему России — в материале «Ленты.ру».
29 декабря 1768 года (9 января 1769-го по новому стилю) императрица Екатерина II издала указ о создании в России двух ассигнационных банков. Они должны были обеспечить страну первыми в ее истории бумажными деньгами, а казну — ресурсами для очередной турецкой кампании. Не все запланированное удалось реализовать сразу, но население узнало, что у привычных всем монет может быть альтернатива, да к тому же более удобная.

Летучие китайцы

Первопроходцами в деле внедрения бумажных денег стали китайцы. Первый прообраз купюр появился у них в седьмом веке нашей эры, при правлении династии Сун. Однако в полной мере деньгами они не являлись — это были скорее бумажные чеки, удостоверявшие факт совершения какой-либо сделки. Постепенно купцы, возившие свой товар вдоль Великого шелкового пути, поняли, что брать с собой тяжелые медные монеты (стандартная связка весила около трех килограммов), занимавшие к тому же много места, неудобно. Они обратились к правительству с просьбой облегчить им жизнь, и оно приняло решение о массовом выпуске фэй-цянь — «летающих денег».
Платежеспособность их владельца гарантировалась дацзянами — подворьями провинциальных властей в столице (тогда ею был город Баньлян). Поскольку все основные торги велись именно там, купцы обменивали свежезаработанные монеты на фэй-цянь в дацзяне своей провинции, а оказавшись дома, производили обратную операцию. Если им надо было что-то купить в дороге, они могли расплатиться «летающими деньгами». Местные администрации тоже имели свою выгоду: накапливали монеты, полученные от торговцев в столице, и выплачивали ими налог императору, освобождаясь от необходимости везти их по всей стране.
В 1357 году в Китай, находившийся под властью Монгольской империи, за шелком поехали купцы из Флоренции — этот итальянский город в то время был центром независимой коммуны, а его экономика строилась на ткацкой промышленности. С собой они везли привычные серебряные монеты, но в Крыму, входившем в Золотую Орду, столкнулись с требованием местных властей обменять их на «желтые кусочки бумаги». Флорентийцы убедились в удобстве такого платежного средства, которое без проблем приняли в Китае, но ни в Италии, ни в остальных странах Европы оно поначалу не прижилось.

Подсмотрели

Ситуация изменилась в 1661 году, когда свои купюры выпустил Стокгольмский банк: шведское правительство решило постепенно выводить из обращения дорогие в изготовлении золотые, серебряные и медные монеты. Именно у скандинавов идею позаимствовала Россия. О заморской диковине Алексею Михайловичу — второму царю из династии Романовых — рассказал новгородский купец Семен Гаврилов. Монарх велел исследовать вопрос, и, чтобы ему было понятнее, официальное название «кредитная карта» перевели как «верующая карточка».

Но внедрить бумажные деньги в России было суждено не царю Алексею Тишайшему, а царице Екатерине II Великой, урожденной подданной Пруссии Софии Августе Фредерике Ангальт-Цербстской, взошедшей на престол через 86 лет. При ней российская экономика показывала бурный рост: развивался экспорт —в основном чугуна, железа, древесины и пшеницы, была отменена государственная монополия на торговлю с Китаем. Страна продавала сырье и материалы и закупала готовую продукцию из них — импорт в три с лишним раза превышал собственное производство, чему способствовало продолжавшееся закрепощение крестьян.

Жесткое регулирование внутреннего сектора соседствовало с либерализацией внешнего (на контрасте с протекционистской политикой Елизаветы Петровны). К тому же в 1768 году Россия вступила в очередную войну с Османской империей в расчете получить выход к Черному морю. Военные действия требовали дополнительных расходов. Если в начале правления императрицы в стране наблюдался избыток денежной массы, грозивший инфляцией (из-за чего был введен запрет на свободный обмен медных монет на серебряные), то уже через несколько лет денег стало не хватать. Чеканить новые монеты было затратно, поэтому было принято решение выпускать ассигнации.

Любовь к Отечеству на бумаге

После подписания Екатериной соответствующего указа Петербургский и Московский ассигнационные банки стали эмиссионными центрами. Вместе они напечатали ассигнаций на 2,5 миллиона рублей, при том что разменный фонд (количество наличных монет в обращении) тогда составлял всего два миллиона. 500 тысяч новых рублей были ничем не обеспечены, именно они и пошли на оплату военных операций. То есть, в отличие от Швеции, бумажные деньги должны были не полностью заменить металлические, а дополнить их; по мере необходимости держатели монет могли менять их на ассигнации и обратно.
Тем более что выпускались они только крупным номиналом — 25, 50, 75 и 100 рублей — и для повседневных нужд не подходили. К примеру, в 1764 году месячная зарплата поверенного в генеральном межевании (кадастрового специалиста) равнялась семи рублям; работа бригады столяров стоила 50 рублей; годом позже за 70 рублей можно было купить ливрею с золотым галуном, а за два рубля — шляпу. Постепенно из оборота выходили медные пятаки весом по пять килограммов каждый — их было не только неудобно носить с собой, но и трудно считать, ведь большая часть населения тогда была неграмотной.
Первые ассигнации были черно-белыми, не имели никаких изображений, вместо этого на них наносился текст: «Объявителю сей государственной ассигнации платит Санкт-Петербургский банк [номинал купюры] рублей ходячею монетою». Были предусмотрены и меры защиты от подделок: подписи должностных лиц банка, а также надписи, сделанные рельефным тиснением (впервые в мире), и четыре водяных знака. Последние образовывали фразы: «Любовь к Отечеству», «Действует в пользу онаго» и «Государственная казна». По краям надписей печатались гербы четырех царств Российской империи: Московского, Казанского, Астраханского и Сибирского.
Первые 18 лет менять ассигнации на рубли можно было только в двух специализированных банках, что затрудняло их оборот. Крестьяне, не имевшие возможности добраться до столиц, продолжали пользоваться привычными монетами. В 1786 году новый императорский указ позволил производить обмен в любых городах и банках страны, еще через год 75-рублевые купюры были упразднены (во многом из-за того, что под них подделывали 25-рублевые, изменяя двойку на семерку), а на смену им пришли пяти— и десятирублевые. Для их выпуска под Петербургом построили ассигнационную фабрику.

Не рассчитали

Однако вскоре стало ясно, что власти не продумали всех нюансов денежной реформы. Из-за растущих государственных трат, оплачивающихся новыми ассигнациями, их количество пришло в дисбаланс с имеющимися в наличии монетами. Фактически бумажные и металлические деньги имели параллельный оборот, из-за этого росла денежная масса, а вместе с ней и инфляция. За 27 лет правления Екатерины II было выпущено ассигнаций на 150 миллионов рублей, но они постепенно обесценивались: в 1769 году за один бумажный рубль давали серебряный, к 1810-му его стоимость упала до 25 копеек серебром, а еще через 29 лет серебряный рубль был официально приравнен к 3,5 рубля ассигнациями.
В середине XIX века власти пробовали вводить кредитные сертификаты, похожие на ассигнации, но обеспеченные государственными запасами золотых и серебряных монет. Однако к 1860-м годам начали обесцениваться и они, теперь уже из-за проигранной в итоге Крымской войны. Видя это, население начало скупать английские фунты, еще больше опуская курс национальной валюты. В 1897 году министр финансов Сергей Витте ввел золотой стандарт, а российская денежная система пополнилась новой единицей — золотым рублем, содержавшим 17,424 доли золота. К началу Первой мировой войны он был самой стабильной валютой Европы, во многом благодаря мировому лидерству России в экспорте зерна. Но неудачный ход войны и растущие расходы вынудили правительство вновь печатать деньги — и к 1917 году рубль обесценился в семь раз.
Уже после революции советские власти провели новую реформу, которая из-за постоянной девальвации длилась три года и закончилась в 1924 году. В результате появилась полноценная денежная система, в которой бумажные и металлические деньги не конкурировали между собой, а дополняли друг друга. Новый советский рубль, долгое время ходивший наравне с червонцем (на него обменивали 10 царских рублей), был приравнен к 50 миллионам денежных знаков более ранних образцов. В таком виде он просуществовал вплоть до распада СССР в 1991 году.

Источник: finance.rambler.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

4 × 2 =