Аналитики не смогли предсказать рост цен на нефть

Цены на нефть в этом году выросли почти на 12%, несмотря на прогнозы аналитиков. Никто так не удивился росту цен на нефть к уровню 75 долларов за баррель, как профессиональные аналитики, говорится в статье The Wall Street Journal, которую приводит Dow Jones.
Аналитики не смогли предсказать рост цен на нефть

Фото: ТАСС

В этом году цены на нефть выросли почти на 12% и достигли максимумов с 2014 года. Такой рост цен стал неожиданностью для большинства крупных банков. В декабре прошлого года аналитики, опрошенные Wall Street Journal, прогнозировали, что цены на нефть Brent в 1-м квартале 2018 года в среднем составят примерно 57 долларов за баррель. Между тем средняя цена на Brent составила 67 долларов за баррель. В пятницу цены на Brent достигли 74,87 долларов за баррель.

Прогнозы аналитиков зачастую бывают неверными. В прошлом году они сильно недооценили в своих прогнозах рост индекса S&P 500. Почти ежегодные прогнозы роста цен на золото также не сбываются, а доходность казначейских облигаций США в течение многих лет оказывается ниже прогнозов многих крупных компаний.

Динамику цен на нефть особенно сложно прогнозировать, учитывая их чувствительность к геополитическим факторам и непрозрачные механизмы работы ОПЕК.

Делать прогнозы в последние годы особенно трудно. Добыча сланцевой нефти в США растет вопреки всем прогнозам, ОПЕК поразила рынок своими стратегическими решениями, а резкое сокращение производства нефти в Венесуэле и другие геополитические изменения привели к более быстрому росту цен на нефть, чем ожидали многие аналитики.

“Прогнозирование цен на нефть – неблагодарное занятие, – сказал профессор финансов Хьюстонского университета Крейг Пирронг. – Недостаточная гибкость спроса и предложения означает, что цены очень чувствительны к произвольным изменениям, которые сложно предсказать”.

Однако прогнозы относительно цен важны, так как на них ориентируются производители, когда принимают решения по бурению новых скважин, авиакомпании хеджируют цены, а правительства планируют бюджеты государств.

Весной прошлого года аналитики спешно понижали прогнозы по ценам на нефть на фоне роста добычи в США и обеспокоенности из-за вероятности разрыва соглашения между ОПЕК и союзниками картеля.

Однако аналитики слишком медленно повышали прогнозы, когда цены снова начали расти спустя насколько месяцев. В сентябре они прогнозировали, что цены на нефть в 4-м квартале 2017 года в среднем составят 52,83 доллара за баррель, что оказалось примерно на 14% ниже реальных цен в этот период.

“Прогнозы могут стать ошибочными из-за неожиданных событий, но они могут быть вполне основательными в определенный момент времени, – сказал Гарри Чилингириан из BNP Paribas. – Иногда все переменные известны, но рынок может интерпретировать ситуацию по-своему, и прогноз не срабатывает”.

Не только аналитики из банков составляют ошибочные прогнозы. Прогнозы по ценам на нефть Управления энергетической информации (EIA) Минэнерго США, например, часто оказываются неточными. Прогноз EIA по ценам на нефть в 1-м квартале этого года оказался на 15% ниже реального показателя.

Пресс-секретарь EIA Джонатан Коган заявил, что ряд факторов, таких как неожиданные перебои с поставками, стратегические решения ОПЕК и погода наряду с недостатком точных данных по нефтедобыче вне США могут привести к тому, что цены на нефть не будут соответствовать прогнозам.

Объясняя расхождение прогнозов и реальности, аналитики обращают внимание на ряд неожиданных позитивных факторов, которые содействуют более ограниченному, чем ожидалось, предложению. Так, ОПЕК и союзные ей страны вопреки ожиданиям строго соблюдают соглашение от 2016 года. При этом снижение производства нефти таких членов картеля, как Венесуэла и Ангола, помогло ОПЕК в целом остаться в рамках установленной квоты.

Высокий спрос также сыграл свою роль: синхронизированный мировой экономический рост привел к увеличению потребления нефти.

Тревога по поводу возможной эскалации сирийского конфликта и по поводу возможного выхода США из международного соглашения по иранской атомной программе увеличила так называемую геополитическую премию, заложенную в цены. Данные геополитические факторы обрели еще большую значимость ввиду сокращения избыточного мирового предложения. Ранее данный избыток как бы отчасти изолировал рынок от последствий неожиданных перебоев с поставками.

В целом, однако, рынку не хватает данных. В прошлом цены на нефть были более четко связаны с динамикой запасов нефти в развитых странах, замечает Антуан Хафф, ведущий научный сотрудник Центра мировой энергетической политики Колумбийского университета. Однако если говорить о развивающихся странах, роль которых на рынке нефти все более значительна, то открытой официальной информации по ним сравнительно немного.

В принципе большинство аналитиков предполагали рост цен на нефть, однако масштаб роста стал для многих сюрпризом.

“Хотя рост оказался сильнее, чем ожидалось, он был одним из наиболее предсказуемых”, – отмечает Джеффри Карри, главный товарно-сырьевой аналитик Goldman Sachs. Десятилетие назад, когда ситуация с предложением была менее определенной, диапазон прогнозов по нефти был значительно более широким. Иногда этот диапазон составлял 40-180 долларов за баррель, и это не было чем-то необычным, добавляет Карри.

“Могут ли такие цены как 75, 80 или даже 85 долларов действительно потрясти рынок? Ответ отрицательный. Мы имеем целый спектр возможных сценариев, учитывая, что доминирующим фактором влияния является добыча сланцевой нефти”, – отмечает Карри.

Между тем многие инвесторы игнорируют ценовые прогнозы и фокусируются на рыночных трендах.

“Я вообще не слежу (за прогнозами). Большинство их авторов консервативны и смотрят назад”, – рассуждает Дуг Кинг, инвестиционный директор хедж-фонда Merchant Commodity. Другие эксперт разработали собственные методы прогнозирования цен на нефть.

Боб Минтер, управляющий товарно-сырьевыми активами Aberdeen Standard Investments, отметил, что “скрупулезно” изучает отчеты банков, однако вовсе не из-за прогнозов по ценам.

“Я смотрю не на ценовые ожидания, а скорее на объясняющую их аналитическую часть”, – пояснил Минтер.

Тем не менее часть экспертного сообщества рассматривает прогнозы банков как “фактор противоположного”.

“Банки ужасно неточно прогнозируют цену нефти, что дает инвесторам прекрасную возможность занимать противоположную позицию”, – отмечает Гейр Лоуд, глава подразделения Hermes по мировым фондовым рынкам. Он занимает более бычью позицию по сравнению с консенсус-прогнозом рынка ввиду хороших перспектив спроса и недостаточного объема ввода новых крупных месторождений.

Источник: finance.rambler.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

десять − 6 =