ВС РФ: наследников контролирующих должника лиц можно привлечь к ответственности

В рамках дела о банкротстве было заявлено требование о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам должника наследников его контролирующего лица (Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2019 г. № 303-ЭС19-15056).

В удовлетворении требований было отказано. Суд первой инстанции исходил из того, что данные требования неразрывно связаны с личностью контролирующего лица должника, поэтому на его наследников не может быть возложена обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности. Суды апелляционной инстанции и округа согласились с данными выводами, указав, что субсидиарная ответственность перед кредиторами за доведение до банкротства не может рассматриваться как деликтная ответственность, поскольку является дополнительной по смыслу ст. 399 Гражданского кодекса.

Однако СК по экономическим спорам ВС РФ судебные акты отменила, указав на отсутствие оснований для вывода о том, что обязанность компенсировать свое негативное поведение (возместить кредиторам убытки), возникающая в результате привлечения к субсидиарной ответственности, является неразрывно связанной с личностью наследодателя. Гражданское законодательство не содержит запрета на переход спорных обязательств в порядке наследования. Иное толкование допускало бы возможность передавать наследникам имущество, приобретенное (сохраненное) наследодателем за счет кредиторов незаконным путем, предоставляя в то же время такому имуществу иммунитет от притязаний кредиторов, что представляется несправедливым.

Коллегия разъяснила, что требование о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть заявлено после его смерти либо к наследникам, либо к наследственной массе (при банкротстве умершего гражданина) и может быть удовлетворено только в пределах стоимости наследственного имущества. Вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счет кредиторов, значения не имеет.

То, что на момент открытия наследства могло быть неизвестно о наличии соответствующего долга наследодателя, само по себе не препятствует удовлетворению требования.

Также коллегия отметила, что применение к субсидиарной ответственности при банкротстве положений ст. 399 ГК РФ является ошибочным. Названной статьей урегулирована ответственность дополнительная, в то время как субсидиарная ответственность, предусмотренная Законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, является самостоятельной (основной) ответственностью контролирующего лица за нарушение обязанности действовать добросовестно и разумно по отношению к кредиторам подконтрольного лица.

Источник: garant.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

семнадцать − пятнадцать =