Владелец «Мечела» решил продать Эльгу

Владелец «Мечела» решил продать Эльгу

Теперь Газпромбанк может продать 49% Эльги компании «А-Проперти», которая также заинтересована в покупке контрольного пакета в проекте у «Мечела». Представитель «А-Проперти» Анастасия Харитонова ранее говорила, что Авдолян с Адоньевым формируют промышленный кластер в Якутии, который включает, в частности, Якутскую топливно-энергетическую компанию (в сентябре 2019 года «А-Проперти» получила контроль над этой компанией, скупив ее долги у кредиторов) и угольный проект «Огоджа».

В пятницу, 17 января, «А-Проперти» отказалась от комментариев, представитель «Мечела» пока не ответил на запрос РБК.

Как Зюзин пытался сохранить Эльгу

Кредиторы «Мечела» уже более года готовили Эльгинский проект к продаже, активом интересовались «Коулстар», принадлежащая экс-президенту «Роснефти» Эдуарду Худайнатову, и «Востокуголь» Дмитрия Босова и Александра Исаева.

«А-Проперти» Альберта Адволяна заявила о своем интересе к 49% Эльги летом 2019 года, после того как стало известно, что «Мечел» направил основным кредиторам — ВТБ, Газпромбанку и Сбербанку — предложение по очередной реструктуризации задолженности, признав, что не сможет начать погашение долга в 2020 году (до этого он платил только проценты по кредитам). Получив предложение от «А-Проперти», Газпромбанк направил оферту «Мечелу», который параллельно с переговорами с банками о реструктуризации существующей задолженности был вынужден искать деньги на сделку. «В настоящее время Газпромбанк изучает предложения «Мечела» о реструктуризации долга. Банк имеет право продать долю в Эльгинском месторождении, и эта конкретная сделка [по продаже Эльги] не имеет отношения к будущему решению банка по этому вопросу [о реструктуризации задолженности «Мечела»]», — говорил РБК источник, близкий к Газпромбанку.

Зюзин обращался за помощью к вице-премьеру Дмитрию Козаку, чтобы вернуть средства, которые были инвестированы в Донецкий электрометаллургический завод, впоследствии конфискованный властями непризнанной Донецкой народной республики.

Но, как рассказывают источники РБК в правительстве, российские власти усомнились, что компания, которой приходится почти все заработанные деньги тратить на обслуживание долгов и поддержание производственных мощностей, в состоянии развивать такой сложный проект, как Эльга. Из-за того что «Мечел» не мог инвестировать значительные средства в проект, добыча угля на месторождении с потенциалом до 30 млн т по итогам 2018 года составила 4,9 млн т, а за январь—сентябрь 2019 года сократилась на 17%, до 3,23 млн т, сообщала пресс-служба компании.

«У компании [«Мечел»] пока отсутствует возможность для активного развития Эльги, в этом году добыча будет в районе 5 млн т или, к сожалению, даже меньше, хотя в 2020 году она должна была дойти до 20 млн т», — говорил РБК глава Якутии Айсен Николаев. Он также заявил, что «Мечел» рискует нарушить условия инвестиционного контракта к октябрю 2020 года, в результате чего ему придется вернуть в бюджет налоговые льготы (около 1 млрд руб.). Инвестиции проектной компании «Эльгауголь», оператора по освоению Эльги («Мечел» владеет 51%, остальное — у Газпромбанка) за 2016–2018 годы составили менее чем 5,5 млрд руб. При этом «Эльгауголь» имеет статус участника регионального инвестпроекта в Якутии и взяла на себя обязательства инвестировать около 80 млрд руб. до конца 2020 года в обмен на налоговые льготы. Однако ранее «Мечел» вложил в разработку месторождения и строительство подъездного пути к нему более 100 млрд руб.

Почему кредиторы не поддержали «Мечел»

О том, что развитие месторождения требует дополнительный существенных инвестиций, предупреждала и член совета директоров «Якутугля» («дочка» «Мечела», владеющая 51% Эльги) от Газпромбанка Дарья Правдина в письме, направленном другим директорам компании. «Насколько мне известно, ООО «Эльгауголь» (владеет лицензией на Эльгинское месторождение) в 2019 году покажет убытки и в обозримой перспективе (до десяти лет) будет являться убыточным предприятием, развитие которого требует значительных ресурсов, которых общество не имеет и привлечь не сможет», — указывала она.

Правдина также предупреждала, что если бы «Мечел» выкупил 49% Эльги у Газпромбанка, это противоречило бы положениям кредитно-обеспечительной документации (КОД), заключенным между «дочкой» «Мечела» и банками-кредиторами, в том числе в части выполнения ковенант, связанных с запретом на привлечение нового финансирования и совершение крупных сделок. «Совершение сделки может повлечь дефолт общества из-за понесенных обществом убытков и нарушения положений КОД. <…> Есть все основания полагать, что совершение сделки с учетом вышеуказанного может с высокой степенью вероятности быть расценено как доведение общества до банкротства», — подчеркивала она.

Андрей Костин, предправления ВТБ, который в ноябре 2019 года выкупил долги «Мечела» перед Сбербанком, став крупнейшим кредитором компании с долей более 50%, незадолго до этого заявил, что банк вряд ли будет кредитовать «Мечел» на покупку доли в Эльге у Газпромбанка: «Нет, мы вряд ли будем кредитовать такую сделку. Поэтому я думаю, что они не обращались [за кредитом]». По его словам, если «Мечел» будет выкупать часть Эльгинского месторождения, то его общий долг увеличится, а если будет продавать, то, соответственно, уменьшится. Представитель ВТБ отказался от комментариев.

Неделю назад акции «Мечела» на Нью-Йоркской и Московской биржах взлетели более чем на 65% при отсутствии явных причин. Возможной причиной их скачка собеседники РБК называли инсайд: продав Эльгу, компания сможет улучшить свое финансовое положение. Если на фоне упавших цен на уголь компании удастся реализовать актив по хорошей стоимости, то слухи по этому поводу могли привести к удорожанию акций на ожиданиях, что долговая нагрузка компании сократится и финансовое положение улучшится, сказал РБК руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов.

Аналитики, опрошенные РБК, затруднились оценить стоимость Эльгинского проекта из-за его масштабности и отсутствия полной информации о необходимых инвестициях и уже проделанных работах. Инвестбанкир на условиях анонимности сказал РБК, что 100% Эльги может стоить $1–2 млрд (61,5–123 млрд руб.) в зависимости от прогноза цен на уголь и плана по инвестициям. В этом случае за свою долю (51%) «Мечел» может получить 31,35–62,7 млрд руб.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Тимофей Дзядко, Светлана Бурмистрова

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

один + 14 =