Правительство решило не компенсировать авиакомпаниям рост цен на керосин

На совещании в правительстве решили не возмещать авиаперевозчикам рост цен на керосин, который стоил им 50 млрд рублей дополнительных издержек в 2018 году. Теперь авиакомпаниям придется повышать цены, предупреждает эксперт

Правительство решило не компенсировать авиакомпаниям рост цен на керосин

Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

Вице-премьеры Максим Акимов и Дмитрий Козак 12 февраля провели с нефтяниками и представителями авиакомпаний совещание, посвященное стабилизации роста цен на авиатопливо. Как сообщил РБК представитель Акимова, там было принято решение создать межведомственную рабочую группу, которая выработает меры поддержки и стабилизации внутреннего авиарынка.

По словам собеседника РБК, в группу войдут представители Минтранса, ФАС, Минэкономразвития, Минфина, Минэнерго и Ассоциации эксплуатантов воздушного трансопрта (АЭВТ).

Однако, как сообщил РБК источник, близкий к одному из участников совещания, в правительстве отказались от идеи компенсировать авиакомпаниям издержки из-за роста цен на авиакеросин. «Тема закрыта. Компании должны изыскать способы сократить издержки внутри себя», — отметил он. Не нашлось аргументов за компенсации, в то время как есть аргументы против, добавляет источник, близкий к другому участнику совещания. Авиаотрасль и так получает 40 млрд руб. в год в виде возврата акциза, пояснил он

«По итогам совместного совещания по авиакеросину не будет приниматься никаких решений по регулированию этого сегмента топливного рынка и компенсации части расходов авиакомпаний, связанных с топливной составляющей», — подтвердил РБК представитель Козака Илья Джус.

Авиакомпании жалуются на рост цен на топливо больше года (стоимость авиакеросина с июня по декабрь 2017 года выросла с 43 тыс. руб. за тонну до 47,9 тыс. руб.). В конце 2017 года совладелица авиакомпании S7 Наталия Филева заявила о сговоре российских нефтяных компаний, который приводит к завышению цен. Авиакомпания подала соответствующую жалобу в Федеральную антимонопольную службу. В ФАС по результатам проверки сговора не обнаружили. ​

В августе 2018 года Минтранс предложил компенсировать перевозчикам часть трат на топливо, чтобы авиакомпании не поднимали цены на билеты. Глава ведомства Евгений Дитрих оценивал размер компенсаций в 22,5 млрд руб. Позднее президент Владимир Путин поручил правительству до 1 марта 2019 года сформировать предложения о компенсациях. Но в итоге эту идею не поддержали.

В 2018 году Козак объявил, что на фоне резкого скачка на бензин и дизельное топливо правительство заморозило цены на топливо на внутреннем рынке. В ноябре крупнейшие нефтяные компании — «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром» и «Газпром нефть», «Татнефть», группа ТАИФ, «РуссНефть», «Нефтегазхолдинг» и «Новый поток» — подписали соглашения о стабилизации цен на нефтепродукты. Акимов в интервью РБК призвал найти механизм стабилизации и для отрасли авиаперевозок. «Иначе получится так: [нефтяники] не добрали там, доберем в другом месте», — отмечал политик. Разработкой этого механизма и займется межведомственная рабочая группа, пояснил близкий к одному из участников совещания источник.

Как вывести Utair из кризиса

В правительстве рассматривают варианты системного решения проблем авиакомпании Utair (заняла пятое место по количеству перевезенных пассажиров по итогам 2018 года), которая в декабре допустила дефолт по одному из кредитов, заявил РБК вице-премьер Максим Акимов.
Если для вывода компании из сложной финансовой ситуации «надо вступить в переговоры с собственником, поменять менеджмент, привлечь новых акционеров, это открытые возможности», сказал он.

РБК направил запросы основным акционерам компании — НПФ «Сургутнефтегаз» (через «дочку» «АК-Инвест» владеет 50,1% Utair), правительствам Ханты-Мансийского автономного округа (38,8%) и Тюменской области (8,4%). Пресс-секретарь правительства Тюменской области Мария Хожаева сообщила РБК, что местные власти полностью согласны с предложениями Акимова. «При решении вопроса нужно рассматривать все возможности для решения сложившейся ситуации», — отметила она.

Правительство решило не компенсировать авиакомпаниям рост цен на керосин

Максим Акимов

(Фото: Владислав Шатило / РБК)

О банкротстве Utair Акимов отозвался как о самом худшем и неуместном по многим причинам способе выхода из положения. «Не только потому, что это крайне болезненная процедура <….>. Нам дорога структура рынка. Мы не можем все время отрезать (банкротить авиакомпании. — РБК)», — заявил он.

Задачей властей в сложившейся ситуации Акимов назвал расширение конкуренции. «Я жду доклада Минтранса, в чем заключается новая системная модель бизнеса Utair. Подход «давайте дольем денег сейчас, но через два года мы к вам снова придем» меня не устроит», — заверил он.

О том, что Utair начала процедуру реструктуризации семилетнего кредита на 18,9 млрд руб., который был предоставлен ей в 2015 году синдикатом 11 банков, стало известно в декабре. Компания заявила, что приостановила выплаты процентов по этому кредиту до лета 2019 года, чтобы обеспечить бесперебойную работу в низкий зимний сезон и расплатиться с поставщиками горючего и аэропортами.

Utair продолжает реструктуризацию долговых обязательств, которую планирует завершить к середине 2019 года, заявил 12 февраля управляющий директор Райффайзенбанка (консультант Utair по реструктуризации) Дмитрий Средин.
«Авиакомпания находится в постоянном диалоге с банками-кредиторами в формате конференц-звонков, двусторонних встреч, в том числе с участием представителей акционеров Utair, а также многосторонних совещаний, в частности в Министерстве транспорта», — подчеркивается в сообщении Utair.

Чем опасны высокие цены на топливо

По оценкам ФАС, за последние три года цены на авиакеросин росли в среднем на 5–7% в год. В результате чистая прибыль «Аэрофлота» по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) снизилась в 10 раз. В Росавиации отмечали, что у пяти крупных перевозчиков — «Аэрофлот», «Сибирь», «Россия», «Уральские авиалинии» и Utair — доля затрат на авиатопливо в общем объеме расходов на выполнение перевозок в 2018 году увеличилась на 2–7 п.п. Однако, по данным ведомства, поднять цены на авиабилеты компании не смогли — помешал ограниченный спрос.

С января по декабрь 2018 года цены на авиатопливо в российских аэропортах выросли примерно на 11%, до 54,7 тыс. руб. за тонну. В январе цены на авиаГСМ незначительно снизились — на 0,14%, до 54,6 тыс. руб. за тонну (без НДС). Однако в столичных аэропортах Росавиация отметила более существенное снижение: в Шереметьево цена на керосин уменьшилась на 4,9%, до 48,3 тыс. руб. за тонну (на одном из трех ТЗК), в Домодедово — на 5,8%, до 48,8 тыс. руб. за тонну, во Внуково — на 6,5% (до 48,6 тыс. руб. за тонну на одном ТЗК) и 3,5% (до 49,8 тыс. руб за тонну на втором ТЗК).

​Гендиректор «Уральских авиалиний» Сергей Скуратов в начале июня 2018 года говорил, что авиакомпании вынуждены повышать цены из-за роста стоимости керосина и аэропортовых сборов. В S7 отмечали, что из-за конкурентного рынка не могут диктовать любые цены. Гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев пообещал не повышать цены на билеты на фоне удорожания авиатоплива. «Невозможно поднять сегодня цены на билеты, хотя это была бы вынужденная мера, потому что пассажир не готов платить», — говорил топ-менеджер. Лоукостер «Победа», «дочка» «Аэрофлота», для компенсации убытков из-за роста цен на авиатопливо решил сделать регистрацию на свои рейсы в зарубежных аэропортах платной. Авиакомпания Utair отмечала, что ее затраты на авиакеросин за январь—сентябрь 2018 года составили 12,77 млрд руб. (рост с 24 до 29%), но перевозчик не поднимал цены на билеты, также ссылаясь на жесткую конкуренцию.

Представитель S7 говорил РБК накануне совещания в правительстве, что без дополнительной поддержки со стороны государства отрасль ожидает кризис. РБК направил запросы в «Аэрофлот» и Utair.

Руководитель портала Avia.ru Роман Гусаров отмечает, что фактически государство отказало в помощи авиакомпаниям. «Дело в том, что авиаперевозчики с 2014 года, несмотря на безумный рост цен буквально на все — топливо, обслуживание, лизинг, путем сокращения издержек сдерживали рост цен на билеты. Но лимит исчерпан, нет никаких внутренних резервов. Авиакомпании вынуждены будут поднимать цены, но это приведет к тому, что рейсы будут недозагружены, что опять грозит потерями и может повлечь рост стоимости билетов для пассажиров. Но если пассажиропоток упадет, то это может спровоцировать уход перевозчиков, особенно небольших», — замечает эксперт.

Авторы:
Мария Кокорева, Алина Фадеева.

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

17 − пятнадцать =