Компания Тимченко стала основным перевозчиком топлива Антипинского НПЗ

Компания Тимченко стала основным перевозчиком топлива Антипинского НПЗ

«Трансойл», который контролирует миллиардер Геннадий Тимченко, стал единственным перевозчиком для Антипинского НПЗ в 2017 году. До этого НПЗ работал с «Совфрахтом», но последний повысил цены, после чего контракт перешел к «Трансойлу», который сделал выгодное предложение, вспоминает источник РБК, близкий к заводу.

Но в 2018 году у НПЗ возникли проблемы. Крупнейший кредитор НПЗ Сбербанк заподозрил основного акционера завода Дмитрия Мазурова в мошенничестве, после чего взял на себя управление предприятием. Затем банк получил 80% акций завода. Летом 2019-го Мазуров был арестован и сейчас находится в СИЗО, ему предъявлено обвинение в мошенничестве.

В разгар конфликта НПЗ перестал платить кредиторам, трейдерам, подрядчикам и перевозчикам, включая «Трансойл». К марту 2019 года долг Антипинского НПЗ за перевозки перед «Трансойлом» превысил 1 млрд руб, но компания продолжала работать с заводом. Не дождавшись оплаты, в июле «Трансойл» подал в суд, требуя с завода уже 3,2 млрд руб за перевозки в феврале-апреле 2019 года. Арбитражный суд Москвы и апелляционный суд подтвердили требование перевозчика, кассация будет рассмотрена в конце февраля.

В мае 2019-го сам НПЗ направил заявление о собственном банкротстве.

Как работает банкротящийся завод

Сейчас 80% Антипинского завода у компании «Сокар Энергоресурс», которая, в свою очередь, принадлежит Сбербанку (40%), «дочке» азербайджанской нефтегазовой компании Socar (20%) и Nitron Investments ltd (40%; компания зарегистрирована на Британских Виргинских островах, ее бенефициары не раскрываются). По данным «Коммерсанта», основным пакетом Nitron владеет бывший вице-президент ЛУКОЙЛа Валерий Субботин, его миноритарный партнер — однокурсник президента Владимира Путина Ильгам Рагимов.

Информацию о том, что у Субботина есть доля в заводе, РБК подтвердил человек, близкий к акционерам НПЗ, и источник, близкий к заводу. Один из них знает и о том, что партнер Субботина — Рагимов.

Летом 2019 года «Сокар Энергоресурс» запустил банкротящийся НПЗ, но забрал всю выручку завода, перейдя на давальческую схему: компания поставляет нефть, платит заводу комиссию (ее хватает на текущие расходы и оплату труда людей), забирает нефтепродукты и продает их самостоятельно.

«Трансойл» перестал работать с НПЗ летом 2019-го, и крупнейшим перевозчиком нефтепродуктов стала компания RailGo, принадлежащая бывшему вице-президенту «Славнефти» Искендеру Халилову и его сын Рахману, говорит источник, близкий к заводу, и один из контрагентов НПЗ. RailGo привела с собой Socar после того, как стала акционером завода, утверждает источник РБК, знакомый с контрагентами Антипинского НПЗ. Представитель RailGo это не комментирует.

В 2020 году после возвращения «Трансойла» у RailGo осталось 30% перевозок завода по железной дороге, говорят два собеседника РБК.

Как кредиторы Антипинского НПЗ борются со Сбербанком

«Трансойл» вместе с другими кредиторами активно борется с акционером завода Сбербанком в судебном процессе по банкротству Антипинского НПЗ. Общий долг НПЗ перед банками, трейдерами и подрядчиками составляет 346 млрд руб., а стоимость имущества и средства на счетах — всего порядка 200 млрд руб, говорилось в исковом заявлении Антипинского НПЗ (копия есть у РБК). Завод не мог исполнить требования перед всеми кредиторами, но он не сможет сделать этого и после распродажи имущества в рамках процедуры банкротства: подавляющую часть вырученных средств получит залоговый кредитор — Сбербанк, объясняли РБК юристы.

«Трансойл», Абсолют банк, Промсвязьбанк, МКБ и другие кредиторы пытались доказать аффилированность Сбербанка с заводом и на этом основании оспорить назначение временного управляющего завода, предложенного Сбербанком. Кроме того, в январе–феврале 2020 года МКБ, Промсвязьбанк и «Трансойл» подали апелляционные жалобы на решение суда включить в реестр кредиторов требования Сбербанка на 67 млрд руб. Условия кредитных договоров позволяли Сбербанку управлять Антипинским НПЗ еще до передачи управленческого и акционерного контроля, это признак аффилированности кредитора и должника, требование такого кредитора не подлежит включению в реестр, объяснял представитель «Трансойла». Представитель Сбербанка не ответил на запрос РБК.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Алина Фадеева

Источник: rbc.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

5 × 5 =